Три памятника Сталину в Якутске и окрестностях. Куда они делись?

25.11.2019 
Автор: Владимир Попов
Количество показов: 154
На просторах нашей необъятной Родины, наверное, до сих пор больше всего среди памятников историческим личностям скульптур В. И. Ленина, имеющихся практически в каждом городе и даже на селе — в районных центрах. Старожилы помнят, например, три памятника Ленину, в разные годы установленные в Якутске. Было время, когда с ними конкурировали по количеству только памятники И. В. Сталину, массово снесенные после обличения Никитой Хрущевым «культа личности» вождя народов. Сейчас, когда 
в Якутии продолжается массовый психоз 
с установлениями новым памятников Сталину, давайте вспомним про старые. 

Краевед не столько сидит в архиве, сколько работает в живом контакте со старожилами родного города. Порою при этом получает сведения, ранее не зафиксированные предшественниками. Тем краеведение и интересно. Его скорее можно назвать партизанским отрядом исторической науки. Не столь чётко оформленное и систематизированное, однако обладающее в каких-то вопросах большим объемом информации. Особенно в тех темах, где наука еще не начинала свои исследования — те же легенды, предания, байки исчезающего старого Якутска. На этот раз мы затронем байки о памятниках Сталину в городе и окрестностях. Где находились, куда делись и можно ли их найти? 

Гипсовый 

Запомнился в моей памяти один день — 1 сентября 1986-го года, когда мы с одноклассниками после линейки и классного часа ушли гулять по городскому Парку культуры и отдыха. Помните, был аттракцион «Сюрприз»? Когда мы ходили в этом районе, нас окликнула одна древняя (как мне показалось) бабушка и начала рассказывать о том, какие сосны были большие и высокие в парке. Я остался слушать, а однокашники ушли. Бабушка представилась Зинаидой Алексеевной. Долгие годы работала вахтером на ГРЭС. В Великую Отечественную войну служила в армии. Готовили ее для ОМСБОН (отдельный мотострелковый батальон особого назначения), т. е. военным советником в партизанские отряды. Говорила, что ловко умела метать нож сапёра 1937 года образца, стрелять из любых видов оружия, изучала топографию, радиодело. Но до сражений с врагом дело не дошло: война закончилась, и она была демобилизована. И вот теперь рассказывала, каким запомнился ей Якутск послевоенный. Каким был парк в те годы: были качели, комната смеха с деформированными и зашлифованными жестяными зеркалами, прямо по аллее и налево летняя библиотека, направо в сторону областной больницы еще новый летний ресторан «Дунай», а вот здесь, где мы сейчас находились, на прямоугольном цементном монументе стоял двухметровый памятник Сталину, изображенный в шинели и с согнутой правой рукой. И да, памятник вроде бы был гипсовый. Прослушал я вполслуха и забыл. 

В то время школьников обязывали пройти профориентацию, и по пятницам мы работали часа три-четыре рабочими в городской типографии им. Ю. А. Гагарина, были дружинниками на утренних киносеансах в кинотеатре «Центральный», разносили с почтамта телеграммы. А перед Днем Победы частенько разносили праздничные открытки-телеграммы ветеранам-фронтовикам. Вот и в конце того самого учебного года мы с товарищем разносили телеграммы в радиоцентр, потом по Дзержинского, но оставалось еще несколько телеграмм по отдаленным адресам, и мы разделились. Я оказался один в районе областной больницы. Занес в беленый дом, который сохранился и поныне — бывшая больничная кашеварка 1932-го года постройки. Далее углубился в так называемую «областновскую нахаловку», где мы, «централовские» (условно говоря), старались не бывать. Сейчас там этих домов нет, кстати. Последний ветеран, как оказалось, не так давно умер. Тем не менее старушка-вдова пустила меня домой, позвала поесть оладий и попить чаю — отказываться было неудобно. По пути она воткнула открытку в уголок зеркала. Среди повествования о  ее жизни вдовы я услышал, что ее муж работал после войны в парке разнорабочим. Вдруг стало интересно проверить рассказ другой бабушки — Зинаиды Алексеевны. Сведения совпадали. Мало того, я узнал, что памятник Сталину вообще-то находился не справа, где карусель «Сюрприз», а в конце центральной аллеи. Памятник Сталину был временным: началась война, было не до замены скульптуры на бетонный или бронзовый. Он был гипсовым на арматурной основе, и за несколько лет нахождения на открытом воздухе заметно обтрепался, хотя его регулярно белили известкой. Руководство парка приняло решение аккуратно снять памятник с постамента и захоронить в глубине парка. Мало того, она знает, где именно закопали этот памятник, поскольку в этих работах участвовал и её муж, работавший разнорабочим в парке. Постамент был полностью демонтирован, а памятник был закопан в конце 1940-х годов недалеко от озера, где туберкулёзная больница. 

Удивительно, что другие старожилы совершенно не помнят памятник Сталину в парке, хотя они не помнят подобный памятник и на территории Краеведческого музея. Другие путаются и считают, что Сталин во френче стоял еще в 60-е годы перед парковой летней библиотекой. Но там стоял памятник Серго Орджоникидзе.
В 1950-е началось благоустройство парка. Появилась триумфальная арка на центральной аллее. Памятники Ленину (отправлен в Алдан), Серго Орджоникидзе (находится перед музеем в городе Покровске), Михаилу Калинину (сохранившийся поныне) были поставлены в Якутске летом 1957 года в честь 325-летия вхождения Якутии в состав России, 35-летия образования Якутской АССР. Памятник Г. Петровскому тоже планировали поставить в парке, однако он был по неизвестным причинам отлит гораздо позже и теперь находится перед Дворцом детства. В 1957 году в Москве проходил Международный фестиваль молодёжи, и в честь этого в Якутск привезли бронзовые памятники «Татьяна» (девушка с венком — с утерянной фигуркой ласточки «Татьяна» переустановлена перед входом в спорткомплекс «Дохсун»), «Футболист» и «Дискобол» (оба памятника утеряны в конце ХХ века. Все три скульптуры отлиты на Мытищинском заводе в том же 1957-м году. 
Бетонный 

На бывшей территории Спасского мужского монастыря в архиерейских покоях разместился Якутский краеведческий музей (сейчас другое очень длинное название). Городских баек, связанных с этим местом, много. Допустим, когда в 90-е сносили одноэтажные кирпичные монашеские кельи, то, говорят, практически разломав здание до фундамента, бригада рабочих из соседних южных стран таинственным образом испарилась, даже не взяв денежный расчет. Прошел слух, что якобы рабочие нашли золотой клад Якутской епархии, запрятанный в монашеских кельях. Им такой оплаты было вполне достаточно. Историки и краеведы порой любят показывать углубление в фундаменте угловой стороны келий и доверительно сообщать: вот то самое место схрона епархии. Или вот напротив входа в новодельную реконструкцию здания повстанцев-монастыревцев прямо в палисаднике находится деревянный молельный крест. А ведь совсем недавно здесь был вход в монастырские подвалы, которые музей использовал в качестве хранилища фондов. По рассказам пожилых крае­ведов, однажды в 80-х прорвало трубы отопления у соседней двухэтажки, и монастырский подвал начал затапливаться водой. Собрав добровольцев, музей попробовал спасти фонды, находящиеся в подвале, но лишь небольшую толику. Но это, в конце концов, по большей части байки. 

Обратимся к 1950-м годам. На территории краеведческого музея находился большой павильон Выставки достижений народного хозяйства. Там проходили временные выставки, также цветочные ярмарки и все такое прочее. В центре помещения было подобие фонтана с фигурой сивуча — очень похожего на инсталляцию с бетонным сивучем во дворе дома на ул. Ярославского, 7. Недалеко от павильона на рубеже 40–50-х годов на высоком постаменте был поставлен памятник Сталину. Монумент был бетонный, хотя некоторые старожилы оспаривают это мнение, считая, что сама фигура была из цельного камня. Судя по фотографиям в альбомах старожилов Якутска, этот памятник еще стоял в 1961–1962 годах. То бишь при массовом сносе памятников Сталину по всей стране этот простоял дольше, чем большинство подобных. 

Городская молва говорит, что памятник Сталину в 1963 году вывезли с территории музея в кузове самосвала «МАЗ-200» (помните, с рельефным изображением буйвола?) в неизвестном направлении. 

Нынче летом река Лена у Якутска катастрофически обмелела. В последний раз настолько вода уходила лишь летом 1987-го года, когда напротив поселка Жатай на острове Софон показались хвост и корпус потерпевшего крушение 7 мая 1943 года бомбардировщика В-25 «Митчелл», перегоняемого по ленд-лизу по трассе Аляска — Сибирь через Якутск. Прах экипажа данного самолета был захоронен под монументом участникам трассы АЛСИБ в сквере Ю. А. Гагарина. 
В то жаркое лето на диком пляже, что на Петуховке, можно было пройти далеко пешком по протоке. Говорят, многие ныряльщики видели там в воде бетонный памятник с полусогнутой рукой. Только вот черты лица были стёрты, всё-таки бетон не столь устойчив во влажной среде.
В Якутске 8 мая 2013 года ко Дню Победы открыли памятник Иосифу Сталину. Бюст установлен на территории компании «Алмазы Анабара» на улице Чернышевского. 

Бронзовый

Если идти (проехать можно не всегда) от посёлка Маган на запад к речке Кэнкэмэ, то можно дойти до мест с мрачной историей. Охотхозяйство «Аппааны». Перейти через мостик речку, свернуть налево к озеру, найти старую лесную деляну. Далее следует идти осторожнее. Под жухлой травой или снегом могут оказаться хитросплетения колючей проволоки. Ещё чуть более тридцати лет назад стояли сторожевая вышка, покосившиеся бараки, в траве были почти сокрыты остатки грузовика «УралЗИС», находился какой-то механизм с шестеренками. Это была бывшая колония общего режима «Аппааны», функционировавшая еще в 60-е годы, где заключенные занимались заготовкой дров для кочегарок учреждений и ведомств Якутска. Ведь тогда для растопки многих кочегарок использовались дрова, а потом, когда пламя разгоралось, засыпался бурый уголь из Кангаласских штолен. Сейчас весенние палы доделали свое дело, да и отряды лесной охраны по большей части контролируемо сожгли в тайге все известные им постройки, времянки охотников и т. д. как потенциальный очаг возгорания леса. 

В 80-е лесниками на Аппааны и Суптургане были Василий Сидоркин и Иван Полторуха, знатоки этих краев, а также старосиды (первый сидел 28 лет, второй — 32 года) провели часть своего срока именно здесь — в этой колонии-лесоповале, где они были десятниками. Они знали все о здешней тайге и, конечно же, о колонии. Допустим, почему прекрасного качества топоры работы знаменитой артели «Труд» (п. Вача), которые и сейчас можно подобрать на делянке, абсолютно все треснуты со стороны обуха? Потому что заключенные по большей части были «доходягами» (изможденными) и предпочитали колоть дрова, не размахиваясь топором в одиночку, а «работали вдвоем — один приставлял лезвие топора по центру торца полена, а второй бил по обуху этого топора обухом своего топора». В результате на морозе обухи кованых топоров не выдерживали, и образовывалась трещина. 

Дядя Вася Сидоркин показывал расположение бараков в колонии, где была больничка, склады вещевые и с инструментами, гараж, контора кума (начальника колонии). «А у ворот на территории был на невысоком постаменте из белой глины памятник Иосифу Сталину из бронзы. В полный рост. Э, нет, где-то метра полтора. Этот предмет гордости кума отлил сидевший здесь же медник высокого разряда Клим или по фамилии Климов. Или, может, он был скульптором?». 
Памятник был действительно замечательным своей детализацией и реалистичностью. Раз в сезон памятник чистили. Вообще, содержали в порядке. 
С обличением культа личности Сталина на лесоповал прибыл другой кум и начал наводить порядок по-своему. Первым делом он отдал распоряжение избавиться от бронзовой скульптуры. Тогда было принято закапывать или топить в водоемах подобные памятники, а не ломать и сдавать их во вторцветмет: вдруг политика изменилась бы снова и Сталина приказали бы найти и водворить на место на постамент? Была зима. И, еле-еле водрузив на сани, зэки отвезли бронзовую фигуру к речке Кэнкэмэ, прорубили лед и скинули. Как известно, Кэнкэмэ полноводна лишь весной. Голова памятника чуть-чуть виднелась из проруби, «будто подглядывала», и решительно ничего невозможно было сделать. Ряд лет при малой воде голова памятника выглядывала из воды. 

Ну а можно ли найти хоть этот памятник? 

Дядя Вася Сидоркин с видом знатока говаривал: «Ну отчего же невозможно? На этом участке всего лишь две лывы (глубоких места). Куда денется истукан? Он же бронзовый!».

Количество показов: 154
Выпуск:  №46(2726) от 22 ноября 2019