Сардана Авксентьева: «Я выросла на задворках мэрии»

15.02.2019 
Количество показов: 1209
Что такое детство? Конечно же, это ветер в лицо, когда ты мчишься на велосипеде. Мороженое до отвала, втайне от родителей. И — самое главное — родной двор, где ты знаешь каждый закоулок и каждое тайное место.

С этого номера «Эхо столицы» начинает цикл «Двор моего детства», в котором каждый горожанин может рассказать нам о своем любимом дворе. Исторические сведения тоже приветствуются. И как знать, может быть, из всех этих рассказов нам удастся что-то добавить к известной истории нашего родного города.

А начнем мы с двора детства нашего мэра Сарданы Авксентьевой, которая, как это ни странно звучит, выросла на задворках мэрии. Мало кто знает, но всё своё детство она провела в доме напротив здания окружной администрации — Курашова, 1/1. Конечно же, «ЭС» не может упустить такой момент — мы договариваемся с главой о личной встрече.


Сардана Владимировна Авксентьева родилась 2 июля 1970 года в с. Чурапча Чурапчинского района Якутской АССР. 

В 1993 году окончила историко-юридический факультет Якутского государственного университета по специальности «Преподаватель истории».

В 1998 году — Дальневосточную академию государственной службы по специальности «Государственное и муниципальное управление». 

С 1993 по 1996 годы работала специалистом отдела по делам молодежи, спорта физической культуры и спорта администрации Якутска. 

В 1996 году перешла на работу в Министерство по делам молодежи, туризма, физической культуры и спорта республики, работала главным специалистом, начальником отдела. 

С 1998 по 2000 год работала начальником отдела организационной и кадровой работы в Национальной вещательной компании «Саха». 

В 2000 году — помощник депутата Государственной Думы РФ Виталия Басыгысова.

С 2004 по 2007 год — заместитель генерального директора ОАО «Туймаада-Даймонд». 

С 2007 по 2012 год — заместитель главы окружной администрации. 

С 2012 года — директор производственно-коммерческого комплекса «Аэроторгсервис» акционерного общества «Аэропорт Якутск». 

9 сентября 2018 года на всеобщих выборах избрана главой Якутска.


 

Встречаемся мы с первой женщиной-мэром у входа в городскую администрацию. На улице уже полвосьмого вечера, встреча состоялась после длительного совещания. «Ну что ж, пройдемся!» — бодро говорит она. Киваем и идем к выходу здания.

Даже не успеваю задать вопрос, как мэр быстро дает зачин разговору:

— Это абсолютно мой район, здесь я выросла. Мы вернулись семьей в Якутск в 1974 году. До этого жили в военных городках, куда отправляли отца. Когда его комиссовали по состоянию здоровья, мне было четыре года. Папа служил в Грузии, Венгрии, и, поскольку он был военнослужащим, нам выделили квартиру в этом доме (указывает на дом на Курашова, 1/1. — Ред.).

Здание построено силами предприятия «Якутуголь». Первый этаж был нежилой, весь принадлежал этой конторе. ...Видите, тут же заварено всё, да? Раньше тут был проход (Сардана Владимировна указывает на забор мэрии с внутренней стороны. — Ред.). Через столовую мэрии проходила узкая тропка, по которой я обычно шла на остановку на проспекте Ленина.

Холдинговая компания «Якутуголь» берет начало с марта 1966 года, когда был издан приказ Министерства угольной промышленности СССР о создании в республике треста. Штаб-квартира находится в Нерюнгри.

Мэрия же была построена в 1975 году на месте агентства «Аэрофлота». Вот агентство «Аэрофлота» на площадке перед нынешним горисполкомом (мэрией), далее — двухэтажное здание пароходства. Фото Д. С. Павлова, середина 1960-х гг.

Подходим к дому совсем вплотную.

«Вот, собственно говоря, мой двор, — говорит Сардана Владимировна. Перед нами голая местность. Но потихоньку начинает вырисовываться картинка. С детьми, как вспоминает Авксентьева, бегали тут по теплотрассе, играли на дворовой площадке. Прыгали по гаражам, катались на горке. — Когда смотрю сюда со своего кабинета (кабинет Авксентьевой на шестом этаже окнами выходит на сторону дома на Курашова. — Ред.), меня удручает сильно тот факт, что здесь нет детской площадки».

Дом на улице Курашова, 1/1 фактически стоит в переулке Новгородова. Этот переулок считается одним из самых коротких по протяженности в Якутске, доходит до улицы Ярославского. В этом доме располагался ЕРКЦ — Единый расчетно-кассовый центр.

1976 год. Вид на городскую телефонку со стороны первого подъезда дома на Курашова, 1/1. В деревянном здании дореволюционной постройки в то время и до начала 90-х гг. располагалось отделение милиции.

Рядом ранее располагался деревянный дом, за ним туалет. За старыми гаражами, которые находятся ближе всех к забору мэрии, вспоминает Авксентьева, вместе с подружкой они устроили похороны рано пожелавшего жить дворового щенка.

— Боже, я тут не была уже не знаю сколько лет! — с такими словами Сардана Авксентьева открывает дверь первого подъезда.


«ОТКРОЙТЕ, ЭТО САРДАНА»

— Тетя Тамара, интересно, дома? — говорит вслух мэр и нажимает на номер квартиры в домофоне. После нескольких гудков раздается характерный звук, дверь отмагничивается: да, тетя Тамара дома! Процессией с фотографом и личным помощником главы Алексеем Толстяковым заходим в подъезд. Лестница тут узкая, так что идем друг за дружкой гуськом. Впереди — сама мэр, которая с видом опытного экскурсовода рассказывает о былом убранстве подъезда. Квартира Авксентьевой находится на втором этаже.

— Всё по-старому, — констатирует своего детства Сардана Авксентьева. –Единственное, что почтовые ящики изменились, появилась доска объявлений. Ну и, конечно же, паркет и стены отремонтированы и покрашены. Но это до сих пор тот подъезд, который я помню... (Доходим до второго этажа. — Ред.).

***

Сначала стучимся в квартиру, где жила Сардана Владимировна. Впрочем, стучимся без особой надежды, потому что уже несколько дней подряд застать там кого-то журналистам так и не удалось. Никого нет и на сей раз.

На нас неприветливо «смотрит» металлическая дверь.

— Дверь была самая обыкновенная. Сначала была деревянной, потом, когда пришла мода, обили ее дермантином. Так она стала гораздо симпатичнее. Помню, как-то вернулись мы из детского сада, а дверь наша стоит нараспашку, занавешенная марлей. Оказалось, что в гости приехал дедушка из деревни. Первое, что он сказал: «Странные вы люди, городские. Закрываете двери, будто что-то прячете. Так как мы люди честные, нам прятать нечего. Двери — не закрывать!». Поэтому, когда приезжал дедушка, дверь всегда была открыта.

***

Тетя Тамара — или Тамара Михайловна — в этот момент открывает дверь. Ее дверь рядом, сбоку. Мы видим маленькую ростом старушку с серебристыми волосами. На вид ей лет 80. Выглядит она очень хрупкой. Глаза же у нее светлые, искрятся радостью, как только она видит свою давнюю соседку. Перед нами предстает счастливая сцена встречи. Тамара Михайловна заставляет Сардану Владимировну наклоняться и обнимает ее несколько раз подряд.

На вопрос Авксентьевой: «Как здоровье?» — она отмахивается. Оказалось, что ее дочери дружили и до сих пор дружат с Сарданой Владимировной. «Мы были настолько дружны, что, когда у меня родился брат, которого назвали впоследствии Ваней, я долгое время был убеждена, что его назвали в честь сына Тамары Михайловны», — смеется мэр.

«Я знала ее во-от такой крохой», — в свою очередь говорит тетя Тамара и для наглядности показывает рукой совсем маленькое расстояние от пола. Напоследок, на прощание, тетя Тамара что-то долго шепчет на ухо Сардане Владимировне. Та изредка кивает.

Итак, дверь за Тамарой Михайловной закрывается, и Авксентьева устремляется вверх. На этот раз мы доходим до последнего — четвертого — этажа.

«Кто там?» — спрашивают по ту сторону двери.

«Это Сардана», — просто отвечает глава. Дверь открывается. После нескольких удивленных восклицаний, увидев журналистов, Сардану Авксентьеву уводят в глубь квартиры, оставив нас в подъезде. Сквозь незакрытую дверь долетают бессвязные обрывки фраз. Продержав у себя мэра пару минут, Сардану Владимировну нам наконец возвращают.

Миссия удачно выполнена. Неторопливо наша процессия идет теперь вниз. По пути Авксентьева вдруг вспоминает забавный случай:

— Я любила заглядывать в почтовые ящики в поисках «Веселых картинок». Выписывала журналы. Это сейчас внутри подъезда зимой тепло, но раньше тут было очень холодно. И как-то раз я примерзла языком к одному из ящиков! Таким образом пыталась заглянуть внутрь, от усердия высунув язык. Лет шесть мне было, наверное.

— Наверное, весь подъезд спасал...

— Да нет. Кто-то проходил тогда мимо и отодрал меня...


«КЛАСС НАМ ОТКРОЕТЕ?»

Следующей в нашем маршруте стоит городская школа № 2. Именно туда Сардана Авксентьева пошла в первый класс и успешно закончила. После перехода дороги на другую сторону мы устремляемся в проход — сейчас там дорога — между «Проспектом» и ЦУМом.

Год создания школы № 2 — 1936 год. На нынешнем месте школа построена в 1976 году.

— Мы сейчас идем тем самым маршрутом, которым обычно вы ходили в школу?

— Да. Вместо этих торговых центров стояли деревянные дома с невысоким забором. И вот тут, где мы сейчас идем, была замечательная своей глубиной лужа. Вместе с подружкой запускали в воду кораблики.

В действительности улица Курашова начинается между «Проспектом» и ЦУМом и ведет к городской школе № 2.

— Школа уже стояла?

— Да. Пристрой нынешний появился много позже.

Моим первым учителем была Олимпиада Михайловна Александрова. Я считаю, что очень многое зависит от первого учителя. Её материнское отношение, умение ввести нас в рабочий процесс — этого дорогого стоило. Это очень важно для ребенка, который пришел из детсада в первый раз в школу.

— А в школу сами ходили? Без провожатых?

— Я была довольно самостоятельным ребенком. Конечно, 1 сентября родители отвели меня в первый раз в школу. Я мало доставляла хлопот своим родителям и не помню, чтобы меня постоянно провожали.

Заходим в здание: нас встречают под вечер охранники, немногочисленные учителя и школьники. Практически сразу, без заминок, пропускают. Знают, что мэр заканчивала вторую школу. На первом этаже, впрочем, как и сейчас, продолжают учиться начальные классы. Туда мы и направляемся.

— Я была прилежной ученицей. Проблем не создавала. В классе насчитывалось уже порядка 40-ка учеников, и, чтобы всем всё было все видно, Олимпиада Михайловна попросила родителей сделать подставки для парт. Это было похоже на расположение сидений в театре. Дети на последних партах сидели выше всех. Это сделало наш класс тогда самым модным и популярным.

Имелось одно непреложное правило. Строго соблюдался режим двух лестниц: одна была предназначена только для того, чтобы подниматься, другая — чтобы спускаться.

— Нарушителей наказывали сами ученики. Сейчас предполагаю, что такое правило придумали, потому что дети, особенно мальчики, как угорелые носились по лестницам. И подобное смешение школьников, которые шли в разных направлениях, внесло бы большой хаос. Да и мы до последнего — уже с коней размером! — носились по коридору. (Смеется).

— Здравствуйте! — это идет навстречу сам директор школы Василий Владимиров. Пусть школа немаленькая, но сотрудники, похоже, сами быстро сообщили о необычном госте. — В курсе, что Сардана Владимировна заканчивала нашу школу. Да она о этой школе больше меня знает, — заговорщицки говорит он нам. Оно и видно. Всю нашу делегацию — по ходу дела к нам присоединяются учителя, охрана — ведет именно Авксентьева. «Самым длинным и удобным для бега коридором» мэр называет путь в столовую.

Зайдя в просторное помещение, где стоят деревянные скамейки с широкими столами, она восхищенно ахает и идет к стене. Перед нашими глазами появляется цветная мозаика на стене столовой с напутствием «Минньигэстик аhааҥ!» (переводится как «приятного аппетита». — Ред.). Сардана Владимировна аккуратно поглаживает разноцветную стену, как будто встретила старого друга.

— Вы ее до сих пор сохранили? — оборачивается она к директору. — Как замечательно! Эх, раньше она казалась больше. Правда, и я была меньше, — признается Авксентьева.

Далее мы проходимся по этажам, где снова с видом искушенного гида Сардана Авксентьева показывает, что где было: «Знаете, что мне нравилось больше всего? Факт, что школа была средоточием общественной жизни. Есть школы, которые после окончания уроков запирают всё на ключ. А мы здесь проводили время до 10 или 11 часов вечера, пока родители криком нас не сгоняли нас домой. Охрана давала запросто нам ключи от любого кабинета. Хотя... Единственным кабинетом, куда не разрешалось входить, был кабинет химии».

Директор Владимиров не теряет время — быстренько берет Сардану Авксентьеву под свое крылышко и ведет по школе, показывая по-новому оснащенные помещения. Среди них скалодром, который вызывает у Сарданы Владимировны интерес. Дело в том, что вместо нынешнего зала там были большие вентиляционные трубы-вытяжки. Так что мэр хвалит претворенную в жизнь идею, которая вдохнула вторую жизнь в помещение.

Странное дело: выборы прошли, но интерес к новому мэру остается колоссальный. По пути следования многие фотографируются с Авксентьевой на телефон. В таком ключе проходит полчаса. Когда мы обошли все, в том числе и пристрой школы № 2, наша встреча подошла к концу.

Итог подводит сама Сардана Владимировна: «Много воспоминаний пришло в голову, вспомнила, как всё было, даже получила возможность увидеть родную школу, родной подъезд… Спасибо!».

Юлия БАШКАТОВА

Владимир ПОПОВ

Фото Петра Баишева

Количество показов: 1209