Как не сгореть на работе… То, о чём вы и не подозревали

07.10.2019 
Автор: Виктория ВЛАДОВА
Количество показов: 2
Мало кто из рядовых горожан, не работающих на крупных производственных предприятиях, знает, что такое охрана труда. Между тем в окружной администрации есть целое ведомство, занимающееся охраной труда. Сегодня мы знакомим вас с его руководителем 
Иннокентием ТИМОФЕЕВЫМ.

— Иннокентий Иннокентьевич, вы занимаетесь охраной труда сотрудников городской администрации?
— Многие так думают, но нет. В нашем ведении находится охрана труда по всему городу. На всех предприятиях независимо от форм собственности. Это и бюджетные организации, и строительные компании, и ИП даже в составе одного человека — самого предпринимателя. 

— Цели, задачи?
— У нас две задачи: координация и участие в регулировании коллективных трудовых споров. Часто путают, думают, что мы надзорный орган. Это неправильно. Надзорный орган — это Государственная инспекция труда республики. Они могут проверить и оштрафовать. У нас совсем другие полномочия, в основном методические, консультационные.

Ведем мониторинг условий труда по городу. Пытаемся охватить больше организаций. Наши специалисты в основном работают по телефону, по электронной почте. Также непосредственная наша задача — это выезд в организации по заявкам. Нам заранее звонят и просят приехать и помочь организовать условия охраны труда. В основном это практикуют новые предприятия. Мы выезжаем. Берем их дела по охране труда, смотрим все — начиная от документации и заканчивая собственно условиями труда. Соблюдаются ли они. Есть нормы СанПИН, которых нужно придерживаться или хотя бы стараться. 

По разным отраслям свои требования. Чтобы было понятнее, возьмем «офисников». Вот у вас в кабинете стол, компьютер, и на них требуется определенное количество квадратуры, метраж. Стулья не должны быть жесткими, а должны сдвигаться-раздвигаться. В кабинете должны быть открывающиеся окна, вытяжка, кондиционер. На разном метраже не больше определенного СанПИН количества человек. Обязательные условия — возможность доставки еды, питья и т. д. Естественное освещение. Должно быть предоставлено оборудование (показывает на принтер-сканер), чтобы они не бегали туда-сюда. Должна быть спецодежда, если сотрудник работает на улице в каких-то определенных условиях. 

У производственников совсем другие условия, свои правила и ГОСТы по охране труда, утвержденные министерствами. Автомобилестроение, дорожники, пищевая промышленность и т. д. Смотрим делопроизводство, документы, где прописано, какие функции в пределах своих должностных инструкций должен выполнять работник. 
И мы должны требовать, чтобы все это соблюдалось работодателем и работником хотя бы по минимальным параметрам.
— Почему по минимальным?
— Потому что для максимальных требуются очень большие финансовые средства. Пока соблюдать все правила могут себе позволить только такие крупные предприя­тия, где крутится много средств, например «Якутскэнерго». Они наша передовая организация в области охраны труда. У них очень большие требования и вливания средств, так как без соблюдения норм и правил техники безопасности и охраны труда невозможно работать. К ним мы даже не вмешиваемся, а пытаемся помочь начинающим предприятиям, работодателям в установлении первичных норм охраны труда.

— На какие предприятия вы ездили недавно?
— На днях буквально выезжали в Якутский НИИ сельского хозяйства им. М. Г. Сафронова, на ФАПК «Якутия», «Якутдоркомплект». Стараемся выезжать комиссией, чтобы сразу охватить больше сфер. Приглашаем с собой инспекцию труда, можем еще другие организации позвать, например, Республиканский информационный центр мониторинга условий труда, профсоюзы, технического инспектора — стараемся вести совместную работу. 

— Хорошо. Вот вы­ехали на предприятие, там какие-то недочеты, и вы сразу штрафуете или предписания, предупреждения сначала какие-то выписываете?
— Штрафы и предписания выдает только инспекция труда. Но они завалены плановой работой и с нами ездят нечасто. Наша задача — помочь в методическом плане и иногда помочь при урегулировании трудовых конфликтов на предприятии. 

— Что за конфликты? Неправильной формы стул поставили?
— По трудовым договорам, по задержке заработной платы. Ну и по условиям труда бывают разногласия у работников с работодателями. В таком случае мы пытаемся решить все мирным путем, не доводя до инспекции труда или даже суда.

— А если кто-то из сотрудников фирмы недоволен своими условиями труда, они могут вам позвонить и попросить приехать и начальству объяснить, как правильно организовывать рабочий процесс?
— Если с такой просьбой обратится работник и мы выедем на место, то работодатель имеет право не пустить нас на территорию предприятия. В таком случае мы бессильны и перенаправляем просьбу в инспекцию труда, тогда уже начинается другой разговор. А если работодатель идет нам навстречу, то мы обсуждаем ситуацию и пытаемся решить все мирным путем. Свести интересы работодателя и работника в одно целое — нейтрализовать конфликт. Также мы руководствуемся рядом законов: Закон республики «Об охране труда» и ФЗ № 426 «О специальной оценке условий труда». Этот закон был принят 28 декабря 2013 года, и по нему все организации до конца 2018 года должны у себя закончить проведение специальной оценки условий труда — СОУТ. 

— А кто не сделал?
— Если будет проверка со стороны инспекции труда, то организация будет оштрафована на очень большую сумму. Причем если раньше выдавали предписание на устранение недоделок, то сейчас сразу выписывают штраф. По первому нарушению штраф для должностного лица — 45 тысяч рублей, по повторному — 250 тысяч рублей. 

— Как сделать этот СОУТ?
— Спецоценку проводит специальная аккредитованная организация (в Якутске действует ООО “РНТЦ” — она пока единственная, которая продлила лицензию). Я хотел бы призвать работодателей, которые еще не провели СОУТ, не откладывать в долгий ящик эту процедуру. Это касается всех рабочих организаций, государственных, частных, ИП, и даже если в состав входит только сам предприниматель, то необходим СОУТ.

— Сколько стоит заключение?
— Зависит от методологии измерения. К примеру, офисные работники: здесь идет только идентификация вредных факторов и декларация. Два вида работы. Это где-то в среднем от восьмисот до полутора тысячи рублей на одно рабочее место.
Если это производственное предприятие и при разработке СОУТ проводятся измерения — температуры, химический состав воздуха, — то это совсем другие расценки, может доходить и до четырех с половиной тысячи за одно рабочее место. Дорогое мероприятие, получается. По итогам спецоценки можно выдавать компенсацию, дополнительные оплачиваемые отпуска и т. д. Без спецоценки никакие дополнительные выплаты работникам не положены. 

— Вот как!
— Сейчас все работодатели об этом прекрасно осведомлены. Просто есть те, кто открылся недавно, — это в основном ИП, у кого в штате всего несколько работников, и они игнорируют правила. Я бы рекомендовал, чтобы они провели СОУТ. 

— Если происходят нарушения…
— Часто последствиями таких нарушений становится вред здоровью или смерть. Мы участвуем в расследовании тяжелых, групповых и смертельных несчастных случаев на производстве. Если происходит несчастный случай, работодатель извещает прокуратуру, инспекцию труда, Фонд социального страхования, профсоюз и нас, муниципалитет. После этого начинается расследование несчастного случая, произошедшего на рабочем месте. После расследования комиссия выносит вердикт: страховой случай или нет. Если страховой, то работнику выплачиваются все предусмотренные средства из Фонда социального страхования. В смертельном случае это пенсия по потере кормильца и разовые выплаты до двух миллионов рублей. 

— Много таких случаев?
— В прошлом году по городу было сто девятнадцать несчастных случаев. Из них девяносто шесть легких, тяжелых — восемнадцать и пять — со смертельным исходом. В этом году резкого изменения по уменьшению или увеличению нет. Хочется констатировать, что количество несчастных случаев сокращается, особенно по количеству легких случаев на производстве. Также сокращаются из года в год тяжелые и смертельные случаи.

— Где чаще всего происходят несчастные случаи?
— В основном лидирует падение с высоты. На стройках несчастные случаи связаны с падением человека с высоты или с падением на человека предметов с высоты. И очень много ДТП, так как многие работники развозят товар на машинах, люди ездят в командировки на транспорте. 
Чтобы было меньше таких случаев, мы ведем агитацию среди организаций по выдаче сотрудникам спецодежды и индивидуальных средств защиты в соответствии с нормативами. Если не хватает материальной базы для приобретения спецсредств, то чтобы придерживались хотя бы определенных базовых норм, проводили инструктаж и обучение работников. Если работник обучен, предупрежден, инструкцию изучил, стажировку прошел и начал работать, то он уже застрахован от несчастного случая. 

— Если работник прошел инструктаж, стажировку, подписал документы, что он знает о последствиях, и тут с ним — бах! — несчастный случай. Кто виноват в этом? Работник, так как не соблюдал правила безопасности, или работодатель?
— Виновность определяется в совокупности. Работодатель виноват в том, что он плохо относился к обучению, и работник, потому что он нерадиво отнесся к учебному процессу и тем навыкам, которые ему пытались привить на производстве. Например, человеку дают каску, а он ее не надел и получил травму. Или работнику дали страховочный трос, а он не пристегнулся, так как ему не нравится. Работодатель не проконтролировал, и результат — виноваты оба. 

— Какие случаи не входят в ваше ведение?
— Очень много несчастных случаев происходит на стройках Якутска. Но, к сожалению, не все работодатели составляют трудовые договоры, и большинство травм, о которых пишут СМИ, не являются страховыми случаями. И мы не можем расследовать их как трудовой случай, так как отношения «работодатель — работник» не закреплены законом. Все остается на совести работодателя. Это, конечно, расследуется прокуратурой и т. д., и уже по их результатам определяется виновный, но страховых выплат семье, детям, положенных по закону, не будет. 

Также мы приостанавливаем расследование несчастного случая, если сотрудник умер на рабочем месте по болезни. То есть вдруг случился инфаркт, инсульт и т. д. Смерть на работе по болезни — не страховой случай, так как не было никаких механических факторов воздействия. 

— А если это было во время сдачи годового отчета, баланса? Человек испытал стресс, перенервничал, сердечко не выдержало…
— Мы один раз пытались доказать в суде, что это страховой случай, но не получилось. Нет в законодательстве такого фактора — замер стресса у человека. Не придумали еще. Если бы был какой-то сертифицированный прибор, который показывал бы уровень стресса у человека на рабочем месте, и доказали бы, что человек умер от стресса, то комиссия сочла бы это за производственный случай. А так нет оснований. 

— Много таких случаев?
— С каждым годом все больше и больше. Порядка пятнадцати случаев в год. Мы пару лет назад рассматривали этот вопрос на межведомственной комиссии и пытались придумать выход из ситуации. Привлекали здравоохранение, чтобы решить вопрос медицинского осмотра, качества медосмотра, периодического медосмотра. Но на этом тема застопорилась. Мы не сидим сложа руки, а пытаемся решить наболевшие вопросы, которые исходят от населения, от работодателя. Где-то получается, где-то — не очень. К примеру, до 2016 года, пока не вышел ФЗ № 426, об охране труда знали только крупные предприятия. Мелкие средние вообще отмахивались от них, так как штрафы были очень маленькие. Сейчас штрафы в разы больше, и поэтому работодателям выгодно выполнить минимальные требования законодательства в области труда, тот же СОУТ провести.

— Какие ваши инициативы все-таки нашли отклик у власти и применены на практике?
— С тех пор как я работаю (восемь лет), мы приняли ведомственную программу «Развитие кадрового потенциала, улучшение условий охраны труда в городском округе «Город Якутск» на 2018–22 годы». Эта программа работает с 2014 года. В нее заложены средства на реализацию мероприятий, связанных с охраной труда. Проводим городской конкурс, выявляем победителей, так сказать, образцово-показательные предприятия по организации охраны труда. Предприя­тия снимают визитку и показывают работу. Потом мы комиссионно принимаем решение, кто победил. Каждый год разные требования к конкурсу. В позапрош­лом году выявляли не полностью предприятие, а только образцового специалиста. 

— Кто среди лучших?
— По итогам 2018 года среди победителей в непроизводственной отрасли — Детская инфекционная больница, Станция переливания крови и Республиканский детский туберкулезный санаторий им. Т. П. Дмитриевой. Среди производственных предприятий на первом месте — Госкорпорация по ОрВД, второе место — у ГРЭС и третье — у Теплоэлектроцентрали «Якутскэнерго». В этом году будем проводить конкурс среди специалистов, а не предприятий. 

КАК ОБРАТИТЬСЯ?

Получить консультацию ведомства очень просто. Можно позвонить по телефону 408-802 или подойти по адресу: пр. Ленина, 15а, каб. 4. Электронная почта: otyakutsk@mail.ru. «Инстаграм»: 
@ohranatruda_yakutsk.


Количество показов: 2
Выпуск:  №39(2719) от 4 октября 2019