«Вот такая катавасия» Василия Леваковского

10.09.2020 
Автор: Ксения ЭВЕРЕСТ
Количество показов: 336
Накануне празднования Дня города редакция «ЭС» вспомнила об одном жителе Якутска, которого многие знают как городскую легенду. Это тот самый водитель «в белой рубашке», которые многие годы ежедневно (и безаварийно) управлял автобусом маршрута № 1. 
85-летнего Василия ЛЕВАКОВСКОГО дома не застать. Свой юбилей он отметил скромно — дома, вдвоем с дочерью. Из-за пандемии и не было возможности отметить событие. Поэтому из родного коллектива ЯПАК, понимая это, поздравили юбиляра с опозданием, как только появились какие-то послабления. 

Сейчас бессменный водитель маршрутного автобуса № 1, кавалер Ордена трудовой славы III степени, Знака отличия Якутии «Гражданская доблесть», Почетный работник автомобильного транспорта на заслуженном отдыхе, но все равно продолжает работать дворником. Почти полвека он отработал на своем маршруте, и горожане до сих пор помнят его, так как садился за руль Василий Филиппович всегда в белой рубашке и при галстуке. И этой привычке он не изменяет и по сей день. В белой рубашке и при галстуке, в светлых брюках он катит тяжеленную тачку с металлоломом в пункт приема по улицам Якутска. Убирает город от выброшенного металла. И если многие знают Антона Васильева, который по своей инициативе убирает мусор, делая наш город чище, то о волонтере Василии Леваковском мало кто слышал. Да он и не пишет в соцсетях, сколько металла прикатил на тачке в сборный пункт. «Вот такая катавасия…» — любимое выражение юбиляра. «Автобус и автомобиль сменил вот на эту тачку».

— Я родился на Украине 22 июня 1935 года, в селе Цекиновка Ямпольского района Винницкой области. Наша деревня находится на границе с Молдавией через Днестр. Мне было шесть лет, младшим сестрам — 4 и 2 годика, когда началась война. Попали в самое пекло войны, помню, как убегали с войсками. По предписанию военных было приказано всем деревенским покинуть свои дома. Три дня с матерью ночевали на улице под обстрелом, ничего не ели. У мамы был только узелочек с сахаром, и всё, вот его грызли. Очень страшно было, люди плакали. Наши войска потерпели поражение, их взяли в плен, а нас прогнали домой. Так наша деревня оказалась в оккупации на три с половиной года. 

— Жили очень бедно. В военные годы мама растила нас, как могла. Одна фуфайка и сапоги на всю семью. Когда война закончилась, вернулся отец с фронта. Нашей семье повезло, это было счастьем. Да и то, что все мы остались живы. 

— Родителей давно нет, мне уже самому 86-й год пошел. Сестры на родине. Одна сестра в Цекиновке, вторая в Молдавии. Прислали весточку, что уже тяжело ходить. Ну а я мужичок, держусь. Вот на тачке таскаю железо, сдаю металлолом. За деньги. Правда, воруют у меня. Это же легче — забрать уже кем-то заготовленное во дворе. 

— Война закончилась, а в Винницкой области в 1948 году случился голод из-за неурожая. Выживали на одном бурьяне — лебеда да крапива. Много людей в тот год умерло. Но наша семья пережила и это. В 10 лет я пошел в школу. Когда мне было 12 лет, я купил трех маленьких кроликов. Как получилось, уже и не помню. Я с детства работал бесплатно в колхозе, может, там мне дали. И мы развели кроличью ферму, сдавали мясо государству. Каждая семья обязана была сдавать 44 кг. Это уже было какое-то подспорье, легче стало. 

Закончил 7 классов, а потом забрали на службу. Как ушел в армию, за кроликами некому стало ухаживать, развалилась ферма. Служил в 76-м разведполке в Забайкалье. Мы дома спали на матрасах, набитых соломой, и в армии у нас было то же самое. Думал, что там-то лучше будет, но и в армии соломенная подушка нашла меня. Господи, что же ты будешь делать? В Забайкалье нашу часть перебросили в военный городок Антипиху, охранять от нападения японских войск. Там в конце 40-х годов велись бои, много солдат приняли смерть, защищая границу. Следы тех боев остались на стенах КП.

После армии я остался там, в Чите, отучился во время службы на курсах и впервые сел за руль. В военкомате мне дали рекомендацию. Так я стал водителем автобуса в Чите. Вначале ездил на маленьком автобусе, потом перевели на большой, стал ездить по городу. Я и тогда был франтом, всегда в костюме с галстуком. И одна девушка всегда мне улыбалась, она и… захомутала меня. Она училась в медицинском институте, ей, видимо, нужен был порядочный, работящий человек, который поддерживал бы ее. А когда она выучилась, мы расстались. Она прямо сказала мне, что мы разные люди, она — без пяти минут доктор медицинских наук, а я — шофер. Не пара, одним словом. Она и в аспирантуре же училась, защитилась. А я несколько раз поступал в техникум, но так и не закончил. Работал. 

— В марте 1967 года приехал в Якутск, стоял мороз минус 48 градусов. Устроился водителем автобуса. Тогда директором ЯПАК работал Владимир Рабинович, он дал мне аванс 100 рублей, ведь я был совершенно без денег. Край здесь суровый, а я приехал легко одетым, необутым. Но ничего, как-то пережил то время, освоился. 

— Якутск того времени был совершенно другим. В городе ни одного светофора, ни одной асфальтированной улицы. Каменных домов было мало, больше деревянных строений. Весной грязь по колено, летом постоянно пыль, да еще рытвины и ухабы. В автопарке было всего 20 автобусов, на каждом маршруте по два автобуса. Шоферов было очень мало. Потом ежегодно стали завозить новые автобусы, добавлять маршруты. Через 15 лет уже работало 300 водителей, автобусов было 200. Шесть земляных гаражей, в каждом по 20 маршруток. 

Сейчас город весь застроился, стал современный. Но… с зарплатой тогда было намного лучше. Я получал по 1100 и 1200 рублей, а еще же тринадцатая зарплата была. 

Работа водителя пассажирского автобуса не из легких. Ты же везешь людей, отвечаешь за их жизни. За все годы работы ни одного наезда на человека. Одним словом, ни одного замечания. Много наших водителей давили людей, даже детей. Ну как так? Мы же водители, должны не только соблюдать правила движения, но иметь соколиные глаза, чтобы все видеть. Просчитать ситуации, что может случиться при неправильном действии. У меня было два-три случая, когда уходил от аварии. Потом пассажиры благодарили меня, говорили: «Спасибо». 

Вторую жену встретил случайно. У меня был напарник семейный, с детьми, а я — холостяк. На тот момент мне было 45 лет, уже и не думал о женитьбе. Как-то купил его детишкам коробку мороженого, даю ему — отвези своим, а он мне говорит, вот ключи и машина, сам отвези, заодно жену с работы заберешь с Птицефабрики. Поехал туда, а она вышла с коллегой Татьяной. Тане не очень хотелось домой, муж пьяный, опять с кулаками полезет. А я тут и скажи, что будь на десять лет моложе, то украл бы её. На второй день, получается, разрушил ее семью, хоть ее муж и угрожал мне. Но вот прожили вместе. С ее дочкой Леной до сих пор вместе живу. А Тани нет рядом со мной…

Три месяца просидел в изоляции, смотрел телевизор. Всё! Надоело. Вот теперь вышел, занимаюсь делом. Дочка ругается, что такие тяжести таскаю. Но это лучше, чем просто лежать в четырех стенах. На жизнь не обижаюсь, никому не жаловался. Был уверен, что вся жизнь впереди. И как в песне поется: надейся и жди. Вот такая катавасия.

* * *

Надо отметить, что легенда водителей «Белая рубашка» совершенно не любит давать интервью. Узнав, что к нему едет корреспондент, решил просто улизнуть из дома вместе с тачкой. Но, благодаря все той же белой рубашке, уйти незамеченным ему не удалось. Пока беседовали прямо на свежем воздухе, мимо проезжали автобусы и водители нередко сигналили, приветствуя Василия Филипповича. 

Фото из сейного архива Леваковского
Количество показов: 336