08.03.2022 | 09:00

Маргарита Попова: "Север услышан благодаря Кындыкан"

Уже почти год существует творческий проект "Кындыкан", посвящённый истории маленькой девочки-эвенки, 200 лет тому назад потерявшей весь свой род из-за свирепой оспы.  Девочка по имени Кындыкан стала прабабушкой в пятом поколении якутянки Маргариты Поповой.
Маргарита Попова: "Север услышан благодаря Кындыкан"
Автор: Евгения ЯКОВЛЕВА
Фото: Фото предоставлено героиней публикации

И именно Маргарите выпала и большая честь, но и большая ответственность рассказать эту историю всему миру. В "прошлой жизни" она работала во многих госструктурах республики, создавала и внедряла городской, а далее и республиканский портал для решения проблем якутян One Click Yakutsk/Yakutiа.

Как можно решиться бросить "тёплое", обеспеченное место работы и на одном энтузиазме создать целый бренд северного народа? Меньше чем за год суметь добиться поддержки крупной промышленной компании, провести 4 экспедиции на Север, снабдить стойбище оленеводов бесплатным спутниковым интернетом, выпустить детскую книгу про Кындыкан, сподвигнуть популярного певца Kit Jah выпустить одноименный хитовый клип и назвать в честь проекта целый алмаз?

"Только сойдя с ума", - сразу откровенно признаётся Маргарита в самом начале беседы, и далее остаётся лишь слушать захватывающую историю совпадений и случайностей, которые спустя какое-то время оказываются вполне даже логичными и упорно тянущими нашу героиню только на один-единственный путь.

- У меня не было другого выбора. Это очень личная история. Люди, когда сходят с ума, начинают ведь что-то маниакально делать, во что-то верить без оглядки. Я считаю, что сейчас нахожусь именно в таком состоянии. И только это безумие помогло мне сделать проект "Кындыкан" таким, какой он есть.

- Мне кажется, что появление проекта было предрешено, что в этом было моё предназначение. У меня реально было ощущение, что мои далёкие предки просто взяли меня за поводок, как собачку, и подтащили на тот путь, где я сейчас.

- В 2019 году ушла сознательно с большой должности в правительстве Якутии. К тому времени я уже давно чувствовала, что нахожусь не на своем месте. Был сильнейший внутренний диссонанс, ходила к психологам, ставила сама себе диагнозы, собралась даже к психиатру заглянуть, мне казалось, что у меня что-то не в порядке с головой. Может, причина была в том, что мне важно иметь перед собой чёткий ответ на вопрос "Зачем", а тогда у меня его уже давно не было.

- В 2020 году окончательно освободилась от обязательств, завершились все работы по переводу One Click на республиканскую платформу, и "детище" перешло в другие руки. Казалось бы, вот свобода, ищи себя. Настроилась на переезд в другой город, как раз тогда дочка заканчивала школу, и как нормальный человек, строго запланировала, что осенью переедем.

- Но к тому времени мне уже не давала покоя история с Кындыкан. Её я узнала в 2019 году, когда отец попал в больницу с инсультом. У отца я его самый любимый, младший ребенок. Но мы всегда очень мало с ним разговаривали, а, как это говорят, "по душам", вообще никогда. У нас всегда был такой молчаливый, безусловный внутренний контакт. И вот мы проводим вместе с ним в больнице целые дни – надо же о чем-то разговаривать?

- До этого я знала в общих чертах, что у нас есть эвенские корни, и в роду была какая-то прабабушка, которая осталась сироткой, и затем её со стойбища привезли в село Ситта Кобяйского района. Первым делом попросила его рассказать подробнее о ней. Так как с молодости бессознательно себя больше идентифицировала с эвенкой, как бы в шутку в узком кругу друзей, родных, говорила, что я эвенка. И в последние годы меня очень тянуло узнать больше историю народов, населявших Якутию.

- На логотипе проекта "Кындыкан" – черный ворон, и один из важных персонажей сказки Лидии Тарасовой про Кындыкан – тоже ворон. Можно сказать, это мой покровитель. По жизни я белая ворона, рядом с которой всегда был черный ворон.

- В садике я была одна якутка, и только ещё одна девочка бурятка. Садик был для детей строителей, поэтому большинство – русские, и из, так сказать, из рабочего, сурового класса. То была середина 80-х годов, ну чтоб вы понимали – пик национализма. Это только сейчас, конечно, логически понимаю и анализирую пройденный буллинг в детсадовском возрасте. Далее была школа, меня отдали в якутский класс, где все уже знали язык, кроме меня. И до 17 лет я была где-то слишком якуткой, где-то слишком русской.

- Но когда я узнала, что мой папа имеет эвенские корни, у меня появилась мощная защита в виде того, что я могла сказать на все претензии посторонних: "А я эвенка!". Можно сказать, себя запрограммировала на то, что я эвенка. С тех пор, конечно, мне очень хотелось узнать больше про культуру северного народа, историю моей семьи.

- И вот папа начинает рассказывать эту историю. Я слушаю, и вдруг меня накрывает. Как будто разорвало, расщепило на части, понимаю, что вижу эту историю сверху, что я там была, всё знаю. Не понимаю, что со мной происходит, всё спрашиваю у отца: "Как её звали? Как звали?". После инсульта он медленно говорит. И вот произносит имя – "Кын…Ды…Кан…", всё громче… И вдруг я просто отлетела. Как будто унесла какая-то генетическая волна. Не знаю, что это было, с чем сравнить, состояние, как будто всё понимаешь, но самом деле ничего не понятно.

- Я вышла тогда от отца, спускалась по лестнице, увидела сухое дерево, с которого с криком сорвался ворон. Тогда не придала этому значения, но спустя некоторое время вдруг стала замечать вокруг все знаки, связанные с чёрным вороном, и воронов реальных. Сейчас, оглядываясь назад на всю свою жизнь, могу сказать, что ворон всегда был рядом со мной. Например, однажды в детстве меня чуть не загрызла собака, но её отвлекла в момент нападения крик ворона.

- И сейчас перед значимыми встречами, когда я в мыслях о проекте – всегда встречаю чёрного ворона. Поэтому и в сказку про Кындыкан было очень важно ввести такого персонажа.

- Якутия – уникальное место на планете, некая чакра Земли. Нас, якутян, мало – но какой у нас сильный потенциал, насколько мы мощные! Когда говорю "якутяне" – я имею в виду все народы, всех людей, которые когда-либо жили, живут и будут жить на территории республики. И такой большой потенциал – наше благословение, но и крест. Поскольку если человек не реализует этот потенциал, то ему плохо, он выпускает наружу самое худшее, что в нём есть. Ведь в человеке всего поровну, и от него лишь зависит, что он будет развивать.

- Как раз, когда в минспорта работала, приезжала делегация телевизионщиков из Бразилии, снимала документальный фильм. Вот они говорят мне: "У нас многомиллионное население, но ни одного олимпийского чемпиона или даже участника. А у вас – и чемпионы, и участники. Невероятно!". И правда ведь, у нас в Якутии множество талантов – и спортсмены, и танцоры, и айтишники, и шашисты, и народные мастера. А населения едва миллион на огромную территорию.

- Зачем нужна Кындыкан? А потому что во все времена тут будут хотеть добывать ресурсы, переселять сюда жителей. В Якутии огромная территория вечной мерзлоты к тому же. Всё, что происходит с мерзлотой, имеет влияние на мировой климат как минимум. И миссия проекта "Кындыкан" – наладить грамотный, открытый диалог между людьми, народами, промышленниками, властями.

- Кындыкан – это не для нас, это не про нас, это – то, что требует земля наших предков. Это не про национальность. Когда весь мир будет знать Кындыкан, персонаж станет нарицательным – сможем завести тренд на Север, все будут знать нас, наши народы, и в любом диалоге, на любом уровне, мы сможем уберечь нашу землю.

- Иногда представители эвенов спрашивают меня, мол, почему ты пытаешься говорить от нашего народа, ты же не КМНС, ты якутка, почему не продвигаешь якутскую бабушку? Такие вопросы логичны и будут всегда. В первую очередь считаю, что культура якутского народа сейчас в расцвете благодаря мощному объединению и стратегическому мышлению предыдущих руководителей, которые заложили идеологический вектор, именно идеологический. Что касается моего личного выбора – это моя глубинная вера, что я следую завету предков со всех генетических сторон и миру нужна эта история, история Хранителей Севера, которыми являются все коренные малочисленные народы, проживающие на этой земле многие века.

- Проект случился именно в самое нужное время. В 2020 году я бы не сделала его из-за пандемии, сейчас бы тоже, сами понимаете, какой период. А сейчас "Кындыкан" набрала силу, и этот проект уже не остановить. Он появился на свет без бюджетных вливаний, без финансовой поддержки, без особого пиара. Та же компания "Алроса" заметила и поддержала нас, когда у проекта уже были большие результаты. Я и мои соратники просто живём и дышим Кындыкан.

- Бесконечно благодарна тем, кто сейчас со мной в проекте, кто сделал невероятные вещи для развития проекта на волонтёрской основе. Что объединило нас? У нас есть внутренняя теория – что мы все правнуки Кындыкан. Ведь род тот вымер, и трудно сейчас разобраться, кто теперь их потомки.

- Январь 2021 года, начало нового года. Как и многие люди планеты, пишу планы, мечты и мысль о Кындыкан, конечно, свербит душу. Я загадываю, что когда-нибудь надо будет вернуться на Родину, попасть самой на стойбище, получить благословение земли предков, а в это время жила в Индонезии. И тут мне пишет Илья Варламов (видеоблогер, общественный деятель – прим.авт.), что он хочет поехать к оленеводам на стойбище. Так сложилось, что во все его приезды в Якутию я до того была его гидом-волонтером, поэтому и сейчас обратился ко мне.

И так внезапно с Бали попадаю в стойбище Осикат, с южного полюса в самый северный. Делюсь своей идеей о Кындыкан с оленеводами, на что получаю мудрые слова от главы стойбища, что не случайно попала сюда в последнее полнолуние зимы. Это сильный знак, и раз я здесь, то сами предки уже благословили и поддержали. С тех пор всё закрутилось.

- Если бы мне ещё пару лет назад сказали, что с Кындыкан я буду участвовать в конкурсе Илона Маска для полёта в космос, объединю людей вокруг миссии Кындыкан, вместе мы создадим невероятно много, и в конце наш титанический труд оценят и назовут в честь Кындыкан алмаз, не поверила бы, посмеялась.

- Я не автор проекта. Я себя называю автором своей мечты. Это определение лучше всего, и чувствую себя в этом гармонично.

- Кындыкан – это народный феномен Якутии, Кындыкан – это все мы! А ещё Кындыкан – своеобразное зеркало. Что мы излучаем, то и видим в этом отражении.

- Наша главная задача сейчас в проекте – создание эндаумент-фонда. Когда-нибудь проект "Кындыкан" будет так или иначе приносить доход. И эти средства планируем перевести в фонд. Это самая прозрачная, самая надёжная система, которая позволит спустя 10-15, ещё больше лет помогать Северу, нашей уникальной культуре.

- Когда я узнала, что алмаз назвали Кындыкан, то заплакала. Это большой волонтерский труд, это победа всех нас. Невероятное чувство, что признан на таком высоком уровне реально полностью народный бренд. Было поначалу ощущение даже, что мы не заслужили, ведь есть в мире столько достойных людей, столько исторических событий, которые не имеют своего алмаза. Но теперь я думаю, что это знак, что Север услышали, что Кындыкан нужна миру, и что алмаз назван в честь всех Хранителей Севера, всех, кто фанатично верит в свои мечты!

Новости

Популярное

Петр Васильев: «Я пройду эту дорогу и другим будет легче»
Город | 1 день назад
Петр Васильев: «Я пройду эту дорогу и другим будет легче»
Первый профессиональный боксер Якутии рассказал о своей шестой победе и дальнейших планах.
Глава Якутии поручил установить меры социальной поддержки семей мобилизованных военнослужащих
Город | 1 день назад
Глава Якутии поручил установить меры социальной поддержки семей мобилизованных военнослужащих
Семьям мобилизованных военнослужащих выплатят единовременную материальную помощь в размере 200 тысяч рублей.
В Якутске открылась вкусная ярмарка
Репортаж | 7 часов назад
В Якутске открылась вкусная ярмарка
24 сентября на Комсомольской площади заработала традиционная выставка-ярмарка «Продовольствие – 2022». Наша корреспондент оценила ассортимент и стоимость продукции.