В ожоговом отделении — горячая пора!

12.05.2020 
Количество показов: 145
Пожары из-за непотушенных сигарет, неисправная проводка, а весной многие жарят шашлыки, забывая тушить костры... Куда машины скорой помощи везут пострадавших от пламени огня людей? 

В народе это отделение называют просто — ожоговый центр. Здесь работают медики, которые вытаскивают «тяжелых» пациентов практически с того света, информирует пресс-служба Республиканской больницы № 2. Большая команда врачей-комбустиологов (травматологи и хирурги, которые прошли специальное обучение), реаниматологов-анестезиологов, медицинских сёстер и младшего медицинского персонала. Благодаря их слаженной работе, пациенты возвращаются к нормальной жизни. 

Сегодня мы поговорим с заведующей ожоговым отделением Республиканской больницы № 2 — ЦЭМП Светланой СЕМЕНОВОЙ: 

— Светлана Владимировна, с праздниками! Сколько человек работает в вашем отделении? 

— У нас большой и дружный коллектив. В данный момент в ожоговом отделении работает 10 врачей, 32 медсестры, 25 санитаров. Работа наша чаще экстремальная и тяжелая, да и сам процесс лечения растянут по времени, поэтому требует от медицинского персонала большого профессионализма, выдержки, стрессоустойчивости, знаний во многих смежных областях медицины. Все, кто работает в наших отделениях, — это особого склада характера люди, очень стойкие, внимательные и добрые. Весь коллектив — это уникальные специалисты, умеющие выхаживать самых тяжелых пациентов в экстренной медицине. Поэтому очень часто повторяю своим коллегам: «Берегите себя, вы единственные на одной пятой части нашей большой страны»…

— Какие травмы вы лечите? 

— В наше отделение поступают все пострадавшие от термических травм (ожоги и отморожения) и их последствий. Мы оказываем специализированную экстренную, в том числе высокотехнологическую медицинскую помощь по профилю «Комбустиология». К нам привозят пациентов с обширными ожогами и тяжелыми случаями холодовой травмы со всей республики. Мы также проводим сложные операции по исправлению грубых рубцовых деформаций.

— Неужели можно заменить кожу, если она не поддаётся лечению? 

— Это не совсем так: полностью, как по волшебству, заменить кожу, как была, невозможно. Временно барьерную функцию кожи на себя берут современные раневые покрытия. Мы активно используем их в лечении наших пациентов. Если рана глубокая или обширная и врач понимает, что самостоятельное заживление раны невозможно, то применяется операция по пересадке собственной кожи человека — аутодермопластика. В рамках научного исследования мы использовали биотехнологические методы замещения собственных клеток — аутофибробластов, которые помогали достичь наилучшего результата, но широко их применять невозможно. Весь мир сейчас больше склоняется к использованию консервированной трупной кожи, создаются специальные банки хранения такой кожи. 

— Какой пациент был самый тяжёлый в вашей практике?

— Я работаю в отделении с момента его основания, начинала свою работу в качестве операционной медсестры, а с 2009 года работаю в должности заведующего отделением. Нельзя кого-то выделить из пациентов. Каждый случай сложен и требует индивидуального подхода. Конечно, когда мы лечим тяжелого пациента, это колоссальный труд для всего коллектива врачей, медсестер и санитарочек. 

В каждого из таких пациентов вложено много физических и душевных сил. Особое место в нашей работе занимают дети. Невозможно оставаться равнодушным к их страданиям... 

Когда выписывается пациент с тяжелой травмой, это радость для всего отделения. И все-таки хочу отметить, что самые тяжелые случаи в нашей практике — от ожогов пламенем. Сейчас, особенно во время майских праздников, в ожоговых отделениях страны становится жарко: привозят «шашлычников» или тех, кто неосторожно обращался с огнем, сжигая сухую траву на даче. Особое место в этот период времени занимают горе-охотники, которые после употребления горячительных напитков, грубо говоря, засыпают в опасной близости от костра. 
Количество показов: 145
Выпуск:  №17(2748) от 8 мая 2020