14.06.2024 | 15:51

Холодный июнь 1999 года

Ему тогда было 12 лет, когда он с отцом и его коллегами отправился в тот сплав, который оказался последним для двоих.
Холодный июнь 1999 года
Автор: Ксения ЭВЕРЕСТ
Фото: Предоставлены героем материала

Летом 1999 года группа туристов выдвинулась из Якутска в сторону Алдана на сплав по горной речке Боль шой Нимныр. 25 лет прошло с того времени, а этот сплав остался в памяти Олега Добрынина. Ему тогда было 12 лет, когда он с отцом и его коллегами отправился в тот сплав, который оказался последним для двоих. Сегодня Олег вспоминает тот роковой день, который погубил товарищей, друзей отца, у которых оборвалась жизнь на реке. Сегодня из той команды, которая выехала летним днём из Якутска на сплав остались пять человек.

ОЛЕГ ДОБРЫНИН: «СПЛАВ ОКАЗАЛСЯ СТРАШНЫМ»

— Я родился и вырос в Якутске. Мой отец, Олег Петрович Добрынин, с детства увлекался туристическими походами. Со своим другом, да ещё и соседом Игорем Власовым записались в турклуб, где они занимались, и стали ходить в походы: зимние, летние. Папа после школы поступил в сельхозтехникум, проходил практику на БАМе, открыл для себя природу Южной Якутии. С ребятами из бригады они ходили в походы. Тогда же увлёкся скалолазанием, сплавами и парашютным спортом. После БАМа работал пожарным в лесоохране города Якутска. Четыре года назад его не стало.

И, конечно, он стал привлекать в такие походы меня. Впервые взял на сплав в 1995 году на эту же реку Большой Нимныр, я как раз закончил первый класс. Но тогда река была не такой, как в то лето. Более спокойной, и не такой наполненной, да и погода была другой.

Мы, когда выехали в Алдан, шёл снег, град. Было холодно. И этот сплав 1999 года оказался страшным, 12 июня погибли двое друзей моего отца — Игорь Власов и Николай Потапов.

Из Якутска мы выдвинулись на «Урале» в Алдан к Нимныру. Нас было десять человек на трёх катамаранах. На месте мы их собрали, и начали сплавляться по реке. В тот год было много осадков, река была наполнена водой, на берегах лежал ещё снег и лёд.

За три дня сплава мы прошли отрезок пути по реке гораздо быстрее, чем четыре года назад, так как течение было очень сильным и бурным. Отец отметил, что этот же отрезок мы тогда прошли за пять — шесть дней. Как только мы оказались в «бочке», перевернулись два катамарана. Наш катамаран, где были мы с отцом, Игорем и Николаем. И на втором катамаране было три человека...

Нас всех раскидало в разные стороны. Я видел Николая, как он уплывает с разбитой головой. Потом Игоря Васильевича, который тоже уплывает. С нами ещё была на катамаране девушка, она сидела слева от нас. Ей повезло, выбросило почти к берегу. Сейчас её тоже нет в живых, лет пять назад её не стало.

Впереди сидели папа, Игорь Васильевич и Николай. Николая вообще в самую гущу выбросило. А нас троих затащило под катамаран.

СПРАВКА «ЭС»:

Берег Большого Нимныра усыпан множеством огромных камней‐валунов. В узком ущелье, куда врывается река, эти камни нагромождают путь воде, создавая опасные пороги, заканчивающиеся, как обычно, «бочками». Самые опасные пороги имеют названия, например: «Нимнырский», «Николкин Ключ», «Пропущенный» и «2‐е Улово».

КАЗАЛОСЬ Я ВЕЧНОСТЬ БЫЛ ПОД КАТАМАРАНОМ

Это случилось 12 июня, когда катамаран, на котором нас было пятеро, перевернулся в бочке. И всех нас раскидало в воду в разные стороны. Мы с отцом оказались под катамараном. Буквально минуту был под водой, а казалось — вечность. И мне даже было видение, как будто я дома с сестрой. Чётко увидел нашу двухъярусную кровать, и даже слышал, как трещит телевизор... И всё! Темнота... А потом яркий свет...

Отец выдернул меня из‐под катамарана, схватив за жилет. Поднял меня. Я тогда вообще не умел плавать, плавал только в спасательном жилете.

Меня всего трясло и от холода, был в шоке от происшедшего. Такая была паника, и только папин голос быстро отрезвил, что надо успокоиться, иначе все силы растеряю. И мы поплыли к берегу, держась друг за друга, чтобы нас не снесло течением.

НЕ С ПЕРВОЙ ПОПЫТКИ ПОЛУЧИЛОСЬ ПОДНЯТЬСЯ НА БЕРЕГ

— А берега там обрывистые, всё каменистое. Их подмыло, наверх просто так не выберешься. Вода холодная, течением нас несколько раз сносило. Отец пытался сперва меня закинуть на берег, но у меня не получилось. Ногти у меня дыбом встали, никак не мог зацепиться за что‐нибудь, чтобы подняться наверх. И мы опять в воде, нас снова сносит. А тут вижу, папа начал засыпать. А я так нахлебался воды, когда был под катамараном, испугался и вся вода, которой нахлебался, вышла наружу, прямо отцу на лицо. Он почувствовал, что что‐то тёплое потекло по лицу. Очнулся, ожил. Я смотрю сзади нас проплывает Игорь Васильевич, только голова видна.

Я тогда промолчал. И правильно сделал. Иначе отец прыгнул бы в воду, отпустил меня.

Отец смог подняться на камни, вытянул меня. Сам бы я точно не смог бы. Скомандовал, что надо согреть руки, даже приказал пописать на руки. Странно, конечно, но оказывается так делают в экстремальных ситуациях. Я не смог, тогда он посоветовал засунуть руки в штаны. И отправил меня собирать мох, хворост, чтобы разжечь костёр.

Вокруг никого, только мы вдвоём. Да мы и не искали тогда, надо было нам как‐то согреться. Отец переживал больше за меня, что заболею от переохлаждения.

КИТАЙСКАЯ ЗАЖИГАЛКА БУКВАЛЬНО СПАСЛА НАС

— Тогда только появились китайские прозрачные зажигалки. У отца как раз такая случайно оказалась. Помню, как он с Владимиром Коротковым ещё на берегу спорили, чья эта зажигалка. Хорошо, что папа оставил её себе. Без костра нам было бы тяжело, замёрзли бы.

Правда зажигалка намокла, но папа смог реанимировать её. Он вытащил кремень, подсушил. При этом чуть не потерял, но всё же сумел собрать обратно, у папы зрение было плохое.

Когда мы упали в воду, отец потерял очки и один ботинок. Намотал на себя какую‐то одежду на ногу. Разожгли костёр, какое‐то время поспали. После небольшого отдыха, пошли по тайге вдоль реки по течению вниз. Шли довольно долго, у нас ничего не было, никакой еды. На нас только костюмы и спасжилеты. И всё!

ИЗДАЛЕКА УВИДЕЛ ЧТО-ТО БОЛЬШОЕ НА КАМНЕ...

— Шли до того места, пока не увидел Игоря Васильевича, который лежал на камне. Я ещё издалека увидел что‐то большое на камне. Издали казалось, что он лежит в крови. Всё из‐за разорванного жилета оранжевого цвета. А Игорь Васильевич большой, занимался бодибилдингом. У него ещё есть брат‐близнец Олег, он тоже спортсмен.

Мы спустились вниз. Папа опять залез в холодную воду, поплыл к камню, чтобы откачать Игоря Васильевича. А тут видим Владимира Короткова, который, увидев нас, шёл к нам.

Он говорит отцу: «Вылазь. Всё уже. Я уже пробовал его откачать, не получается». Это он оказывается, поймал его и вытащил на камень. Коротков тоже был старым туристом. Его 3 года назад не стало.

ТОЛЬКО В ЕДИНСТВЕННОМ КАТАМАРАНЕ БЫЛА ПАЛАТКА
И НЕМНОГО ЕДЫ

— Из трёх катамаранов уцелел только его, поэтому у него были палатка, кое‐какая еда. А самая основная еда была на нашем катамаране, он уплыл.Также видеокамеры, на которые мы снимали видео, тоже утонули. Владимир уже разбил лагерь. Поставил четырёхместную палатку, в которой позже спали все восемь человек. Поели чуть‐чуть, что было из запасов у них, и легли с отцом спать.

С ним была ещё одна девушка. Они оставили нас с отцом, а сами ушли искать остальных. К утру они вернулись, впятером. Те трое были живы, их катамаран тоже перевернулся. На этом перевёрнутом судне они плыли дальше, перебравшись на другую сторону. В той команде была ещё одна девушка, её прижало, не могла сама отвязать ноги. Ноги же привязываешь, в общем, общими усилиями они помогли ей освободиться от верёвки. Чтобы как‐то остановиться, они цеплялись за деревья. В общем, вышли на берег.

Когда вся команда собралась, начали готовиться, чтобы выйти в сторону трассы, это примерно в 30–40 км. Подготовили вертолётную площадку, чтобы вертолёт сел. Для этого повырубали деревья. Разрезали катамаран Короткова.

Он у него был яркий, в виде американского флага, с вертолёта его хорошо было видно. Подвесили эту гондолу между деревьями. Хорошо ещё лёд был. Накидали льда и туда положили тело Игоря Васильевича.

И рано утром вышли, выдвинулись в сторону дороги, поздно ночью вышли к трассе. Сутки шли. Поставили палатку и с утра двое мужчин из команды, поймав попутку, пошли в Алдан за машиной. Вернулись они к обеду, и мы поехали в Алдан. В Алдане мы были два дня. А мне пришлось прятаться, так как меня не указали в списке участников сплава. Взрослые это скрыли. Вот такая ситуация случилась там, если бы не несчастный случай..., то никто бы и не узнал, что с ними был мальчик.

Это уже считалось нарушением, но решился вспомнить об этом, так как из участников того сплава уже многих нет в живых.

Два дня были в Алдане и приехали в Якутск, домой. Мама, конечно, была в шоке. Так как по федеральному каналу телевидения уже сообщили о гибели двух человек, но не сообщили имён. Она не знала, кто погиб. Не могла поверить, что мы вернулись с папой живыми‐невредимыми.

ДЕРЕВЬЯ ШАТАЮТСЯ ИЛИ ЛОМАЮТСЯ...

— Пока мы шли, попадались на нашем пути и медведи, и косули, и сохатый выходил на нас. Природа там очень классная, богатая. А хозяин тайги прямо шёл за нами, кругами ходил. Следы его были сзади, и спереди нашей группы. Буквально вёл нас, но обходил. Всё‐таки нас было много, восемь человек. И мы видимо шумели. Я сам лично ничего не заметил, а взрослые-то видели, куда он пошёл.

Папа правда время от времени спрашивал меня: «Деревья шатаются или ломаются?». Если ломаются, значит сохатый. А если шатаются, это медведь... Медведь же толкает, а сохатый рогами всё сносит, ломает. Идёт напролом.

ЕЛИ ГОЛУБИКУ, ВОДУ БРАЛИ ИЗ ЛУЖ

— Мы не успели даже порыбачить. В прошлый раз, когда сплавлялись по этой реке было много рыбы. Пару деревянных бочек заготовили. А тут даже не пробовали, потому что не успели оглянуться, как оказались в воде. Настолько быстро всё произошло. Планировали сплав на 10 дней, а на третий день наш сплав закончился.

Еды у нас никакой не было. Но я не помню, что голодал. Ели прошлогодние ягоды, которые сохранились на кустах. Голубику, чернику, шиповник.

Шиповник можно есть, а можно и чай из него приготовить. Также и из голубики можно много чего сделать. Кстати, голубика — не только сладкая, но и мощная ягода, которая хорошо утоляет голод. Вот шиповник костлявый. Но после голубики из кустов не выйти, сильно расслабляет. Час не проходит, и в кусты. Воды у нас было мало, некуда было набрать... Она у нас быстро заканчивалась, да и нас было много, восемь человек. Брали воду из луж, потом её процеживали. И да реки у нас чистые. На Байкале она уже не такая, как здесь.

В походе же были опытные спасатели, туристы, обученные люди. На тот момент я сам умел разжигать костёр. Знал, что под мхом всегда есть вода. Отец всё мне объяснял, рассказывал, как и что. Опять же, если этот мох подсушить, отжать воду, то вечером этим же мхом можно разжечь костёр.

Они же каждый год ходили в походы: то на Буотуму, то на Синюю ... Синяя, конечно, более лёгкая, спокойная. Для семейного отдыха. Категория реки Большой Нимныр на тот момент была 5‐й. Это местами, а так она — 2‐й-2,5 категории.

Сутки шли примерно. Это, конечно, не 12 суток, которые провела в тайге маленькая четырёхлетняя Карина Чикитова.

После этого сплава несколько раз ходили с папой на Буотуму, на Нимныр уже нет. Я научился плавать. Прошёл курсы инструктора на воде, на земле. Работал в детском спортивном лагере «Робинзон», в Табаге был такой лагерь.

Сейчас живу в Тюмени, уже три года, у меня свой бизнес. Понравился город. А сюда приехал проведать мать и сестру. Конечно, всегда вспоминаем отца, он всегда помогал мне в трудных моментах. А тут по сути он спас мне жизнь.

СПРАВКА «ЭС»

Река Большой Нимныр проходит по Алданскому району, относится к VI категории сложности, несёт свои воды в реку Алдан.

Река течёт в узкой долине. Ширина русла не превышает 60 м. На протяжении всего сплава на реке встречается 23 препятствия. Два порога IV категории сложности, пять — III, остальные II и шиверы. Расстояние между препятствиями невелико, так что сплав проходит интенсивно и увлекательно. Препятствия на реке расположены по возрастающей, что даёт возможность потренироваться и привыкнуть к характеру реки.

Существует два основных маршрута сплава. Первый — от посёлка Большой Нимныр до города Томмота (390 км). Продолжительность — 9–12 дней. Категория сложности — III с элементами V (36 порогов, 44 шиверы).

Второй вариант — от истока (340 км), с пешим подходом 15 км, до города Томмота (490 км). Продолжительность — 16–20 дней. Категория сложности — IV (58 порогов, 75 шивер).

Специальное требование к участникам путешествия: опыт сплава по горным рекам. Рекомендуемое время для сплава — июнь, июль.

Новости

Популярное

Газификация дома — знаковое событие для всей семьи Максимовых
Город | 1 день назад
Газификация дома — знаковое событие для всей семьи Максимовых
Благодаря программе социальной газификации проведен газ в дом в Хатассах.
Прогноз погоды на 18 июля в Якутске
Город | 1 день назад
Прогноз погоды на 18 июля в Якутске
Температура воздуха днем составит +24, +26°С.
Отключения света 18 июля
Город | 1 день назад
Отключения света 18 июля
В графике указано плановое время выполнения ремонтных работ.
Айсен Николаев: в Алданском районе ликвидирован крупный лесной пожар
Город | 1 день назад
Айсен Николаев: в Алданском районе ликвидирован крупный лесной пожар
Глава выразил благодарность всем, кто помогает тушить пожары.