У нас нет задачи всех карать

20.10.2019 
Автор: Виктория ВЛАДОВА
Количество показов: 419
Сегодня, 11 октября, отмечает свой первый юбилей Контрольно-счетная палата Якутска. При упоминании о предстоящей проверке КСП руководство любой бюджетной организации приходит в трепет и заранее начинает бояться результата. Действительно ли так страшна КСП, как ее малюют, мы узнали накануне праздника у ее руководителя Руслана НЕУСТРОЕВА.

— Руслан Петрович, какие полномочия у КСП?
— В соответствии с ФЗ № 6, 12 полномочий, в том числе основные. Это: 1) контроль за исполнением бюджета города; 2) экспертиза нормативно-правовых актов; 3) контроль за соблюдением установленного порядка управления и распоряжение имуществом; 4) проведение аудита в сфере закупок и другие. Мы проводим контрольную и экспертную аналитическую работу и даем заключение депутатам ЯГД и главе города, что хорошо, что плохо.

— Вы ведете контроль после окончания строительства?
— Обязательно. После того как затратный объект вводится в эксплуатацию, мы начинаем проверку эффективного использования средств. Объясню на примере восемнадцатой школы. Мы выявили очень много недоделок и финансовых нарушений. Оплачены работы, которые не выполнялись. Есть нарушения по поставке оборудования. Обнаружен подъемник, по бумагам его стоимость должна быть три миллиона четыреста тысяч рублей, а вместо этого подрядчик поставил подъемник стоимостью четыреста двадцать тысяч рублей. 

— А три миллиона куда делись?
— Мы задали тот же вопрос, и до сих пор идет судебная тяжба. И это только один пример. Сейчас идет проверка тридцать пятой школы, и там тоже много нарушений, в том числе и по оборудованию. Окончательного результата еще нет, проверка продолжается. 

— Каким образом вы начинаете проверку? Есть какой-то план или вам говорят, кого проверить?
— Мы самостоятельный муниципальный орган, поэтому формируем план сами. Существует принцип не проверять один и тот же объект каждый год. По нашему регламенту план утверждается коллегией КСП, в которую входят два депутата — первый заместитель ЯГД Евдокия Евсикова и депутат ЯГД и председатель бюджетной комиссии Сергей Черных. При формировании плана мы учитываем, в каких отраслях были проверки, как исполнялись предписания, в каких идет мониторинг, и составляем план работ на год, чтобы охватить все проблемные вопросы. По Регламенту работ КСП проверка может быть инициирована главой города, председателем ЯГД или решением трети депутатов городской думы. И тогда мы включаем в план работы дополнительные контрольные мероприятия. В основном, конечно, проверяем проблемные отрасли ЖКХ, строительство. Мы должны проверять направления, куда идет больше поток финансирования. Сейчас только по национальным проектам ведется строительство дорог на полтора миллиарда рублей. В активной стадии работа над использованием бюджетных средств при строительстве дороги на Автодорожной улице и по Объездному шоссе, на участке от автострады 50 лет Октября до улицы Жорницкого.

— Вы смотрите только бумаги или выезжаете на объекты?
— Обязательно выезжаем и сличаем ПСД с выполненными работами. Очень много недоделок по Автодорожной, начиная с тротуаров, съездов, остановочных комплексов и т. д. Все выявили, акт составили и направили заинтересованным лицам и подрядчику. Подрядчик вину не отрицает, гарантийный срок действует — всё будут устранять. Главная проблема, что из-за недоделок СЭГХ не принимает дорогу на Автодорожной на свой баланс. 


— Вы даете какие-то сроки для устранения нарушений, прежде чем принимать кардинальные меры?
— Да, даем. Выполнение любой работы имеет свою специфику. Это может зависеть от климатических условий, и с учетом этих реалий дается срок на устранение нарушений. Иногда может быть год или полгода, месяц. Также учитывается мнение подрядчика. Если подрядчик затягивает с выполнением предписания, проводится последующий контроль. 

— Что делается, если обнаруживается недостача крупной суммы, как с тремя миллионами?
— У нас есть соглашение с прокуратурой города, МВД, налоговой инспекцией, Казначейством и Управлением при Главе Республики Саха (Якутия) по профилактике коррупционных и иных правонарушений в сфере противодействия коррупции. Если видим нарушение, нецелевое использование средств, то материалы направляются в соответствующие органы. Уголовные или административные дела возбуждаются по факту нарушений. Если административное, то мы составляем протокол в соответствии статей КоАП и направляем для рассмотрения в суд. Если есть состав уголовного преступления, то в работу вступают правоохранительные органы.

По трем миллионам идет судебное разбирательство, по его итогам подрядчик заключил мировое соглашение восстановить бюджет и сейчас должен выплатить три миллиона рублей. 
— Какие еще финансовые потоки вы регулируете кроме строек, дорог и ЖКХ?
— В бюджетной сфере все разложено по полочкам, как и что куда тратить. Любую бюджетную организацию мы проверяем, начиная от финансирования, использования средств, питания школьников, приобретения оборудования, выплаты заработной платы и т. д. И, к сожалению, выявляем нарушения. Вроде все четко прописано, инструкции есть, штатное расписание, и при всем желании не должно быть нарушения, но так получается.

— Как умудряются?
— К примеру, в прошлом году проверяли семнадцатую школу. Оказалось, что держат дополнительные штатные единицы. Целевые средства, направленные на премиальный фонд, использовали для содержания юриста, не предусмотренного штатным расписанием. Директору школы направили предписание и оштрафовали на двадцать тысяч. Она с нами судилась и про­играла. 

— Получается, ваша задача найти нарушение и наказать?
— В целом наша задача не только выявлять нарушения и всех карать, а как раз провести профилактическую работу по устранению нарушений, чтобы впредь их не было. Часто нарушения встречаются в закупках, так как там очень строгие ограничения по срокам, а у нас не всегда финансирование вовремя бывает, реалии такие, и мы все это учитываем. 

Или умудряются при закупках не проводить аукционы как положено, а дробить большие суммы на мелкие до ста тысяч рублей и заключать прямые договоры на оказание услуг. К примеру, объем работ оценен на пятьсот тысяч рублей. Делят на пять частей и заключают пять договоров напрямую с подрядчиком, таким образом обходят требования ФЗ-44. Почему мы считаем, что это нарушение, вроде ведь соблюдены все условия, договоры заключены, работы выполнены. На самом деле, во-первых, исключается момент конкуренции, когда пять фирм борются за право выполнения всего объема работ. Во-вторых, при проведении конкурса среди претендентов могли найти фирму, которая по аукциону снизила бы выполнение заказа до четырехсот тысяч, и сто тысяч были бы сэкономлены и пошли бы на какие­-то другие бюджетные нужды. Это характерные ошибки, которые делают бюджетники.

— И, когда вы выявляете, что происходит?
— В законе не прописано, что это нарушение, и мы ничего по закону сделать не можем. Но там много таких хитростей и лазеек. Мы в предписании пишем, что это неправильно, а наше предписание обязательно к выполнению. И в будущем организации стараются таких нарушений не допускать. Особенно этим грешит Главстрой. 

— То есть это не становится порочной практикой, а пресекается на корню?
— Да. Мы следим очень строго за исполнением предписаний. В конце концов, должны же мы бюджетные средства экономить. 

— Вы устраиваете какие-то ликбезы для бухгалтеров бюджетных организаций, семинары, курсы?
— Это не наша епархия. Мы по ходу проверки исправляем ошибки и даем рекомендации. Для организации специальных семинаров есть другие структуры. Управление по закупкам регулярно проводит семинары для всех бюджетников. 

— Каким образом вы даете рекомендации?
— У нас в штате пятнадцать человек, и пять из них — аудиторы. По ходу проведения проверки и выявления нарушений составляются отчеты, и на их основании ведется профилактическая работа. Некоторые ведь могут по незнанию совершать ошибки. Поэтому задача аудитора не только обнаружить нарушение, но и исключить его в будущем, особенно по линии бухгалтерского учета. В предписании все указываем. Это очень большая и сложная работа. Минимальный срок проверки — от двадцати дней. Обнаружить и сказать, что у вас нарушения, — это одно, нужно помочь. Мы тоже живем в городе, видим проблемы. 

— Функции аудиторов понятны. Какие задачи у вас как у руководителя?
— У меня организация контрольной деятельности, начиная с составления плана, отчеты перед ЯГД и руководить всем рабочим процессом. Смотрю конечные отчеты, работаю с проверяющими аудиторами, выясняю, какие выявлены проблемы по ходу проверки, и все это регулирую. 

— Если в ходе проверки выявляются крупные недостачи или еще что-то, пытаются вас уговорить не указывать это в отчете? «Не заметить»?
— В этом плане все руководители муниципальных предприятий знают, что на это КСП однозначно не пойдет, ни на какие уговоры. Наш принцип работы — открытость и независимость. Ко мне лично никто никогда не подходил с такими просьбами, знают, что я на это не пойду. 

— Почти на всех муниципальных предприятиях руководители жалуются, что у служащих маленькая заработная плата. Как у вас с этим? Ведь обычно говорят, что решиться на взятку или «не заметить» нарушение можно предложить там, где не хватает зарплаты. 
— По зарплате у нас все в порядке. Объем работы очень большой, конечно, хотелось бы заработную плату повыше, но она на хорошем уровне с учетом премий и т. д. 

— Решения ваших сотрудников принимают безоговорочно, признают ошибки?
— Бывает очень тяжело. Иногда, пока не припрешь в угол и не представишь все нормативные акты, что есть нарушения, не признаются. Нет! Мы не виноваты, и все тут. И только после того, как обоснуешь все нарушения, подписывают акт. Все стараются каким-то образом найти основания, чтобы уйти от ответственности. 

— Как вы находите сотрудников на должности аудиторов, инспекторов? 
— У нас все аудиторы с большим опытом и стажем работы. Все они назначаются ЯГД. Я представляю личные дела на обсуждение. И все тридцать депутатов сидят, изучают характеристику, смотрят опыт работы, образование и т. д. и только потом принимают решение. Они заинтересованы, чтобы в КСП работали опытные люди. Однозначно скажу, что если мы берем работников, то только соответствующих всем требованиям. У нас есть специалист, который работает с кадрами, держит резерв резюме, накапливает базу. Текучки практически нет. За те годы, что я работаю, увольнений не было, в декрет уходят только. Люди любят свою работу. Есть пять-шесть человек, которые работают больше десяти лет, практически с основания КСП. 

— Как будете праз­дник отмечать?
— На первую половину дня запланирован семинар-совещание по нашей деятельности. В нем будут принимать участие те, с кем мы непосредственно работаем, представители налоговой инспекции, структурные подразделения ОА, Счетная палата республики, Управление по противодействию коррупции при главе РС(Я). 
Во второй половине дня будет круглый стол с контрольно-счетными органами всех районов республики, где будут обсуждаться вопросы по закупкам, по классификатору нарушений. Законодательство меняется, и мы разработали классификатор нарушений по городу и используем его, а в республике такого еще нет. Будем презентовать, какие есть нарушения в городских условиях, в сельских поселениях. Если примем и утвердим, то у контрольно-счетных органов республики будет свой классификатор. Так что юбилей у нас не только праздник, но и большая работа. 

Далее, конечно, будет торжественное заседание с участием руководства города и республиканских органов власти. Работающих людей надо вовремя поощрять, вручать грамоты, дипломы и т. д. 

— Какие знаковые события произошли в деятельности КСП за пятнадцать лет кроме введения классификатора?
— В июне этого года мы организовали восемнадцатую конференцию контрольно-счетных органов России. Это было очень большое мероприя­тие российского уровня. Не каждый может провести такое мероприятие. Параллельно с нами на проведение заявлялся город Грозный, но предпочтение отдали нам. Приезжали шестнадцать председателей счетных палат регионов России и 92 руководителя контрольно-счетных палат из всех федеральных округов России. Заседали два дня. Участники посетили Ысыах. Все были очень довольны. Так что котируемся в масштабе России. 

— Вы проверяете всех. Кто проверяет вас?
— Нас никто. Это прописано в ФЗ-6. Мы подотчетны только ЯГД и ежегодно в конце февраля или начале марта отчитываемся перед ними, что сделано, как сделано, и они дают оценку нашей деятельности. Каждому депутату регулярно отправляются все отчеты о проверках. Также мы тесно работаем с депутатами в комиссиях Якутска. В течение года решаем все проблемы и возни­кающие к нашей деятельности вопросы. 

— По итогам проверок 2018 года общая сумма нарушений и недостатков вышла на полтора миллиарда рублей. Эти средства должны вернуться в казну города?
— Это все должно исправляться, требовать возврата, но, несмотря на то, что сумма очень большая, это не всегда чистые деньги. Очень часто это ошибки в бухгалтерских документах. 

— Есть предприятия, которые у вас с карандаша не сходят?
— Конечно, есть. Это наш Главстрой. Но, как говорится, кто не работает, тот не ошибается. Тем более что у них сейчас много объектов по строительству, ГЧП и национальным проектам. По линии ЖКХ много бесхозных объектов линии электропередачи, теплотрассы, газопроводы и т. д. И их все равно надо как-то поддерживать в рабочем состоянии, пока не передали на баланс предприятиям. На это выделяются суммы, и вот их мы проверяем: как они используются, правильно или нет, и вообще использовали ли, а не просто отписались на бумажке, а работы не провели. 
СЭГХ и департамент имущественных и земельных отношений тоже на карандаше. 

— СЭГХ понятно, это как раз бесхозные сети, а ДИЗО чем провинился?
— Они ответственные за управление имуществом, а у нас в городе много нарушений с земельными участками, и все идет по их линии. Мы провели ревизию в 2018 году по использованию муниципального имущества, в том числе и земельных ресурсов, и выяснили, что оно не используется. Они работают, мы не спорим, но объем очень большой. Мы провели проверку по эффективности использования земельных участков, нарушений много. И по выдаче документов, и использованию участков в аренду. Народ не платит, а виноват ДИЗО. Чтобы восполнить средства в бюджет, нужно судиться. Раньше у них эта работа была плохо поставлена. Сейчас улучшение идет, судебных исков больше. Отработали механизм и начали серьезно работать с арендаторами, которые не платят по предписанию два раза подряд, направляют дела в суд. С изменением руководства началось улучшение в работе. 

— Вы в должности руководителя КСП всего два года. Какой самый лучший результат вашей работы?
— Бюджет города формируется за счет налогов, субвенций от республики и от внебюджетных поступлений — муниципальных услуг. Не всегда выполнялся план по внебюджетным поступлениям, особенно в последние годы. И вот по полугодию 2019 года по неналоговым доходам выполнен план и даже перевыполнен, получив двести миллионов рублей в казну вместо запланированных ста семидесяти. Кстати, как раз и за счет использования муниципальных земельных участков в аренду в том числе. Будем двигаться в том же направлении!

О СЕБЕ

— Я родом из Татты. Там закончил школу и параллельно музыкальную школу по классу баяна. Теперь это мое хобби — играть на баяне, могу в любой момент аккомпанировать. В молодости занимался спортом: лыжи, волейбол, баскетбол, бегал и т. д. После окончания школы поступил на биолого-географический факультет ЯГУ, географическое отделение. В школе увлекался туризмом и принимал участие в третьем Всесоюзном туристическом слете в Свердловске в составе сборной республики. После окончания учебы работал учителем географии, потом направили директором Уолбинской школы. Полтора года проработал, и, может быть, из-за того что играл на баяне и активно принимал участие в художественной самодеятельности, партия направила заведующим отделом культуры Алексеевского района. Проработал пять лет. Видимо, неплохо работал, что в 1989 году меня приняли в райком партии в качестве инструктора. В знаменательный 1991 год избрали заведующим отделом пропаганды, а потом партия прекратила деятельность. Но на улице не остался. Приняли заместителем главы по социальным вопросам администрации улуса, работал до 2003 года. Пока работал, учился в Восточном кадровом центре по специализации экономиста-менеджера и по окончании вуза стал заместителем по экономике. 

 В 2003 году дети выросли, закончили школу. Сын поступил в ЯГУ, и мы перебрались в Якутск. С 2003-го по 2008-й работал в Главном контрольном управлении при президенте республики, такой же орган, что и КСП города, только республиканского уровня. В 2008 году до 2013 года по приглашению ЯГД был руководителем аппарата. Работал с депутатами. С 2013-го по 2017 год работал советником председателя ЯГД и уже в 2017 году избран председателем КСП. 

— У меня три дочери и сын. Дети все получили высшее образование. Старшая дочь закончила университет в Санкт-Петербурге. Работает в Якутске специалистом в республиканском техникуме. Вторая дочь окончила мединститут в Хабаровске, работает заместителем главного врача в «Виктори-клиник». Сын закончил здесь ФТИ ЯГУ по специальности ювелира с красным дипломом и сейчас работает в «Киэргэ». Младшая дочь в прошлом году закончила ФЭИ, тоже с красным дипломом, учится в магистратуре в Москве в Высшей школе экономики. 

— Часто собираетесь вместе?
— Конечно. Старшие все имеют свои семьи. Живут отдельно, но по праздникам все приезжают к нам. У нас частный дом, всем места хватает. Уже четыре внука, дружат между собой и на выходные обязательно к нам приезжают, играют вместе. 
Как обычный якутский мужик езжу на охоту и рыбалку. 

Количество показов: 419
Выпуск:  №40(2720) от 11 октября 2019