20.04.2020 | 12:10

Главврач РБ-2 Иван Иванов: «Не нужно бояться трудностей»

Ровно год назад молодого, но уже имеющего опыт работы руководителем специалиста Ивана Иванова назначили главным врачом Республиканской больницы № 2. Что таить, кадровое решение было неожиданным для многих. Сложный объект, экстренные пациенты, большой коллектив. Не отвлекаясь на интриги и шумиху вокруг назначения, новое начальство в короткие сроки сумело совершить модернизацию учреждения и взять курс на организацию новых отделений. 
Главврач РБ-2 Иван Иванов:  «Не нужно бояться трудностей»
Автор: EXO-YKT

Иван Сергеевич производит впечатление открытого руководителя, готов держать ответ и перед коллективом, и перед пациентами, и перед журналистами. Строго соблюдая правила профилактики по коронавирусной инфекции, общаемся исключительно по телефону. 


— Год назад вы возглавили крупнейшее лечебное учреждение республики. Вашему назначению предшествовали череда скандалов с прежним руководством, настороженность коллектива… Не страшно ли было браться за такую махину? Что тогда чувствовали?

— Страшно точно не было, мне это не свойственно. К тому же я имел опыт работы главным врачом в Алданской ЦРБ, крупном и на тот момент проблемном объекте. А чувствовал я ответственность перед пациентами и коллективом. 


— Помните свое первое распоряжение на посту главного врача РБ-2? 

— Вспоминал, но так и не вспомнил. Видимо, много всего было. 


— Подведем итоги прошедшего года? Что удалось, что, может, не успели или сделали не в полном объеме?

— Мы реализовали федеральную программу, посвященную снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, в рамках которой оснастили наш Региональный сосудистый центр, приобрели второй ангиограф стоимостью свыше 50 миллионов рублей, выделили помещение, перепроектировали и провели ремонт. Весь год занимались оптимизацией помещений нашего здания, создавая новые палаты, чтобы люди не лежали в коридорах. Плюс ремонт этих помещений. При этом важно было сохранить комнаты отдыха для медперсонала. 

За счет средств больницы капитально частично отремонтированы коридор и отделение лучевой диагностики, текущий ремонт приемного отделения, ЛОР-отделения, создана палата интенсивной терапии в отделении нейрохирургии, ввели шесть дополнительных коек в отделении общей реанимации. 


— Почему?

— Это вынужденная мера. Из-за наплыва пациентов нам необходимо не менее 24 коек. 

Мы провели капитальный ремонт в отделении реабилитации, оснастив его кроватями и необходимым оборудованием, а также обучили специалистов. Были готовы открыться, но временно находимся в режиме ожидания. В июле прошлого года к нам присоединился травмпункт, его расширили за счет части второго этажа и сделали капитальный ремонт. Разделили потоки первичных и вторичных пациентов, организовали электронную очередь, оборудовали операционный блок. Установили лифты и подъемники с улицы и с 1-го на 2-й этаж. Осталось оформить документацию. 

— Раньше на первом этаже было холодно…

— Теперь там жарко стало, жалуются, после ремонта и замены стеклопакетов. В общем, не дай бог, но если кто-то из прежних пациентов попадет в травмпункт, то будет приятно удивлен. 


— Насколько остро стоит у вас кадровый вопрос? 

— Остро не стоит. Текучки как таковой нет. 


— За три года, что вы возглавляли Алданскую ЦРБ, вам удалось… 

— …решить вопрос с помещением для детского отделения. До этого оно находилось в 5-6 минутах езды на машине в отдаленности от больничного городка, что было крайне неудобно для всех. И я был рад видеть его из окна своего кабинета. На тот же период выпали переход на электронный документооборот, обучение персонала. 


— Вы травматолог-ортопед по специальности. Почему ушли в организацию здравоохранения? 

— Об этом можно книгу написать. После окончания Красноярской медицинской академии я пять лет по распределению отработал в Нерюнгринской ЦРБ, и пришел момент, когда нужно было уезжать. В Якутске в поисках работах столкнулся с тем, что травматологи для взрослых работают лишь в РБ-2 и травмпункте, но свободных вакансий нет. В Минздраве прошел конкурс на замещение должности главного специалиста — хирурга, — и вот таким образом мой путь свернул на путь организации. Работа в Минздраве радикально отличалась от того, чем я занимался в больнице, обычному врачу на первых порах работать было крайне тяжело.


— Самое важное, что вы успели сделать на должности главного хирурга Минздрава республики?

— Я курировал 26 направлений, и острее иных тогда стояла проблема с диализными больными: острая нехватка мест, доставка пациентов, проблемы по обеспечению лекарствами. За пять лет общими усилиями их удалось решить. Много времени и усилий занимала реализация федеральных программ, направленных на снижение смертности от ДТП и онкологии. 


— Тема коронавируса… Без нее никуда. Какова роль вашей больницы в этой неспокойной эпидобстановке? Какие меры принимаются? Что будет, если к вам попадает пациент с коронавирусом? 

— Мы готовы к оказанию помощи экстренному пациенту с коронавирусом. Подготовлены обсерватор и специалисты, организованы изолированный от других операционный блок и реанимационные койки. 


— В одном из наших интервью вы сказали, что лучше потратить 20 минут и выслушать человека с жалобой, чем потом два часа тратить на объяснительные. Но в тот раз речь шла об Алданской больнице. Насколько оправдал себя этот метод на базе РБ № 2? Стало ли меньше жалоб? Насколько они обоснованы? 

— По результатам 2019 года количество жалоб сократилось, но единичные случаи есть, никуда не денешься. В основном идут жалобы от недопонимания, чаще родственников и персонала. В случае возникновения конфликтной ситуации обращайтесь к руководству больницы, ко мне и моим заместителям. Все решаемо. 


— Часто ли вы заходите в палаты или отделения, чтобы пообщаться с пациентами?

— Обхожу отделения еженедельно по графику. 


— Незадолго до вашего прихода в больнице разгорелся скандал, связанный с питанием. Как с этим обстоит сейчас, чем кормят пациентов? 

— Жалоб на питание в прошлом году не было ни одной. Но мы время от времени анкетируем пациентов, чтобы узнать их мнение. 


— Говорят, чтобы избежать застоя или выгорания, надо раз в пять лет менять место работы. Согласны ли вы с этим? И если да, то где вы сами видите себя в 2025 году? 

— Я согласен с выражением, ротация необходима, но сейчас так далеко не загадываю. Строю планы в краткосрочной перспективе на год-два, ведь я еще не сделал все, что хотел. 


— Чем вы планируете заняться в текущем году?

— На сегодняшний день наша и не только наша, а мировая задача номер один — победа над коронавирусом. Также хотелось бы до конца года открыть отделение реабилитации и продолжить организацию отделения экстренной урологии на 25 коек. 


— Ну вот мы все о работе да о работе, а как вы отдыхаете? 

— Меняю род деятельности. Учитывая, что занимаюсь больше умственным трудом, предпочитаю активный отдых. Летом — это лес, речка, остров… 


— …желательно не обитаемый?

— Можно и так. 

 


Новости

Популярное